Рассказы
Главная
Омск. Приквел.
Юнты. Начало.
Fallout in Siberia
Восемь лет спустя
Карта сайта
Страницы пользователей

2021.04.14 MSK 11:09
Сейчас на сайте:


Глава 1
Прогулка в неизвестность.


Разряды электрического тока пробегали по моим ногам, сигнализируя о том, что сейчас их парализует от истощения в мышцах. Бег с сумасшедшей скоростью, выжимал из меня последние соки. Появилась тошнота и в горле пересохло, противные кислые слюни прилипли к нёбу. Пот градом стекал по моему лбу и заливал глаза. Мышцы ног, расширяясь от напряжения, горели, словно охваченные жарким пламенем. Я сбавил темп, мне не удастся бежать дальше с такой скоростью. Главное не останавливаться, пусть даже медленно, но бежать, марш-бросок на длинные дистанции всегда получался у меня лучше, чем спринт; Ведь это мазохизм сплошной, все силы вытекают из тебя в считанные секунды. И все же, я был уверен, что способен на большее, но усталость уже дала о себе знать, заставляя меня остановиться.
Впереди, высохшее глиняное русло реки уходит вправо. Беговая дорожка в виде этого русла была единственным местом для маневра. Меня окружал густой хвойный лес, который скрывал его в своих объятиях от остального мира... Только, какого мира? На этот вопрос необходимо было найти ответ, когда я закончу бежать. Слева и справа обступают огромные деревья, похожие на кедры. Огромные корни выступали из земли. Всюду валялись шишки, большие шишки, наверное, с человеческую голову. Скрыться бы в этом лесу, а то я как на ладони в этом русле. Надо сворачивать в этот сказочно зловещий лес, другого выбора у меня не было. Все, на что я был способен, я уже выжал, теперь, надо петлять. Я повернул к лесу, влево. Мне пришлось сделать еще одно усилие, чтобы взобраться по почти отвесным краям русла. И вот, я уже среди хвойных гигантов. Хочется упасть на траву, но надо бежать. Вглубь леса, да… здесь намного темнее. Трава быстро кончилась и я бежал по земле, сплошь усыпанной желтыми иголками хвойных деревьев. Шаг стал мягче, ногам стало легче бежать. Деревья совсем не оставляли места для бега и я перешел на шаг, пытаюсь восстановить дыхание. Тело горело адским пламенем, кислород с шумом сгорал в легких. Я расстегнул рубашку.
Похоже, мне удалось скрыться... пока. Я остановился у дерева с толстыми корнями, высоко выступающими из земли, сел под него и прислонился к стволу. Одышка сейчас пройдет и мозг начнет работать. Первые рассуждения в моей голове рождали попытку восстановить картину событий.

Может, я зря так быстро бежал? Может оно не умеет быстро перемещаться? И вообще что это было? Змеиная голова с лапами. Похоже на огромную ящерицу или даже… динозавра? Оно появилась неожиданно, как раз когда я только успел прийти в себя. Это чудовище двигаться должно быстро - у него были длинные лапы, а тело не волочилось по земле как у крокодила, а висело над землей. Неожиданная встреча придала мне ускорение. Хорошо, что я раньше бегом занимался, спортивное прошлое всегда спасало меня в ситуациях, где не требовалось вмешательство мозга. Черт, где же я? Что за иллюзия вокруг? Это сон? Если сон, то очень даже реальный. Черт, надо же, никогда не думал, что со мной может случиться что-то необъяснимое. Только в детстве, ребенком я мечтал, что меня похитят инопланетяне, или я найду вход в "другой мир". Фантазия, детская фантазия, неужели такое возможно?! Сейчас, я готов поверить во что угодно: В Деда Мороза, Бабу Ягу, в Приватизацию, наконец. Нет, всему должно быть разумное объяснение!

Немного восстановив силы, я продолжил путь вглубь леса. Под ветками огромных деревьев было прохладно. Хвойный запах кружил голову, хотя после такой пробежки и так чувствуешь себя как после стакана водки. Дышалось очень легко. Ветки и иголки, толстым слоем лежащие на земле смягчали шаг, хворост громко потрескивал у меня под ногами. Если эти звуки привлекут еще одного «крокодила», то опять придется делать спринтерский забег, но уже с препятствиями. Как же здесь хорошо дышится! Когда я занимался восточными единоборствами, то тренер часто заставлял бегать в сосновом бору. Это благоприятно сказывалось на настроении и хорошо тренировало выносливость. В девяностых годах был просто настоящий бум на всякие Дзю-до и Дзю-после. Тогда мне было семнадцать, я часто благодарил судьбу за то, что она провела меня через такую школу воспитания воли. Пробираясь сквозь ветки около часа, я немного подустал и решил отдохнуть, к тому же для этого нашелся повод. А именно - очередная шишка, которая мне попалась на дороге. Я удобно уселся на земле и принялся очищать шишку. Она была вся в смоле, так что руки у меня вскоре стали липкими. Орешки оказались прочными, но раскалывать их, все же, можно зубами. Вкус был достаточно предсказуемым - вполне кедровым. Одной шишки мне хватило, чтобы насытить своё брюхо. Вытирая краем рукава лицо, я заметил, что на мне была другая одежда. Старая как моя жизнь куртка из толстой, изрядно потертой кожи, без замка или пуговиц. Зеленые штаны из плотной ткани, все вымазанные в земле, как будто в них уже кого-то закопали, и не раз! И какой это бомж поделился со мной этим барахлом пока я спал в это лесу?

Как же я попал сюда? Последнее что я видел, это растворяющийся в сумрачной комнате экран монитора. Этот сайт в Интернете… Я совершенно случайно попал на него. Черная страничка с надписью "FALL". Предлагалось быстро пройти шуточный тест. Вопросы... какие же там были вопросы? Сначала предлагалось посмотреть внимательно на картинку, испещренную хитрым сплетением разноцветных линий. Изображение раздражало. Я уже хотел было уйти с сайта, но появилась другая картинка. От ее просмотра, я впал в странное состояние. Все соображал, но оторваться не смог. Мне казалось, что мой мозг что-то понимает в этих картинках. После просмотра, моя рука, слушаясь невидимого хозяина, водила указателем мыши на экране, выбирая место в изображении. Нажатие на кнопку мыши, давало новую картинку на экран. На каком-то уровне своего сознания, я понимал, что мой мозг получает какие-то указания. И если я справляюсь, то перехожу, как бы "на другой уровень". Даже находясь в таком состоянии, я чувствовал постоянную усиливающуюся боль в голове. И так, пока все не потухло в моих мозгах.

По моим предположениям я шел не меньше двух часов. Неожиданно лес закончился и передо мной возник небольшой обрыв, и достаточно пустое пространство внизу. Дальше голая, кое-где каменистая земля с редкой порослью травы, вдалеке небольшое озеро, холмы. Слева обзор закрывал лес. Изучив местность, я подыскал наиболее пологий спуск. Перед тем как спустится, я задержался. Мне показалось странным, что внизу почти совсем не было растительности, и лёгкий спуск вполне мог быть чреват сложным подъемом в экстренной ситуации. Мне живо представились громадные ящерицы. Но, деваться было некуда. Я решился идти, прихватив с собой палку на всякий случай и одну шишку. Внизу я также заметил камни, которые вполне могут сойти за оружие древнего человека.

Спуск в целом прошел без приключений, и моей первой целью, когда я оказался внизу, стала груда камней в метрах пятидесяти от меня. Надо сказать, что со зрением у меня туговато, но сейчас я видел на удивление хорошо. Приближаясь к камням, результаты работы зрительных органов начали разниться со сделанным мной предположением. Камни, были... не то чтобы совсем не камни, но все же это были куски бетона. Из земли торчал обломок плиты, и изогнутая арматура, на которой висели каменные куски правильных форм. Ну вот, значит где-то рядом точно есть люди. Я направился навстречу кусочку цивилизации. Когда я подошел ближе, то боковым зрением увидел нечто грандиозное. Вдалеке на огромном пустыре я увидел ГОРОД, точнее то, что было когда-то городом. Высокие полуразрушенные здания, горы железобетона и мусора. Ну вот, значит, следует идти в эту сторону. Даже если тон и заброшен, другого направления я для себя не видел. Надежда на то, что это скоро закончится, гнала меня вперед. Там точно должны быть что-то или кто-то, способные дать хоть какое-нибудь объяснение этому безобразию.

Теперь я здесь. Что же могло случиться? Размышлять об этом не хотелось. Я очнулся в этом лесу. Да, вроде бы я слышал голоса. Мужские голоса. Гадость, все как в тумане! Значит, возле меня были люди. Что же они говорили? Не помню. Помню только головную боль. Нестерпимую боль. Потом, я опять вырубился. Когда опять очнулся увидел эту ящерицу. Маловато воспоминаний. Убил бы этих хакеров! Что они сотворили со мной? И как только голова моя не раскололась от этого?

Солнце теперь беспрепятственно нагревало мою одежду. Путь вдоль мусора не оставлял надежды на то, что я увижу хоть одну живую душу. Я остановился возле большого рекламного щита, нанизанного на торчавшую из земли, скрюченную трубу. Хотелось бы увидеть рекламу или еще какие-то надписи. Но на щите уже ничего не осталось, кроме местами порванного, выцветшего полотна, пятен ржавчины и пыли. Я уже было хотел идти дальше, как обратил внимание на то, что частично сохранилась железная рама для плаката. При более внимательном осмотре, я нашел набитый на раме номер и подпись "2043. Собственность компании «Новосибирский АртАльянс".

Сидя на песке, возле этого рекламного щита, мне почему-то захотелось курить. Наверное, от стресса. Ведь я не курю. Кемерово мой родной город. Я был в Кемерово. Какого черта - Новосибирск? Что это за стройка такая? После сказочного леса, ящерицы, увидеть надпись под плакатом "Новосибирск", я не ожидал. Вот он город Новосибирск, только что-то здания все разрушенные. Пока я спал, произошло землетрясение! Плевать, на то, что произошло. Плевать на то, где я нахожусь! Это не тот Новосибирск, который я знаю. Ладно, необходимо идти дальше и заканчивать с этим бредом.

Солнце стояло прямо над головой. Я шагал по высохшей, потрескавшейся от жара земле. Вокруг, среди редких кустов валялся мусор. Куски бетонных плит, арматура, сплющенные и проржавевшие автомобили. Кое-где разбитое стекло сверкало на солнце. Небольшие насыпи из кирпичей, какие-то провода, сломанные фонарные столбы. "Жуткое зрелище, для мэра Новосибирска", - подумал я. Есть ли здесь люди? Вот, вопрос, который для меня сейчас важнее всего. Очень хочется поговорить с кем-нибудь, а то все это выглядит как плод больного воображения. Я поднял с земли кусок арматуры и выкинул свою деревянную палку. Махнув арматурой несколько раз, я убедился в преимуществе своего выбора. Если что, отобьюсь. Жара заставила меня снять куртку и рубашку. Глядя на свои руки, грудь, живот, я вдруг с ужасом понял, что это все не моё! Я бы узнал свое тело. Вот черт! Руки более толстые и волосатые. Шрам на груди. Ну вот, очередной сюрприз. Главное не паниковать! «Я мыслю, значит существую». Тело не моё, мозги мои. Очередной стресс я с трудом подавил в себе.

От жары пот струился по лицу, пыль прилипала к телу. Я шел вперед, ведь ничего другого и не оставалось; Только идти вперед. Совсем расхотелось обдумывать ситуацию, в которой я оказался. Сейчас это было для меня чревато. Всплыли утренние воспоминания. Наверное, стресс помог мне вспомнить слова, которые уловил мой мозг, находясь в полусонном состоянии: "Он нам не нужен, никакого проку от этого гнилого куска мяса". Да, это про меня, наверное. Я им был не нужен, круто. Хотелось кому-нибудь "влепить" по морде за все, что со мной произошло. Что-то еще говорили… Сейчас вспомню… "Брось его! Если не сдохнет, так убьют". Ага, значит, поглумились и бросили. Еще немного нервов, пыльной дороги на жаре, и я остановился отдохнуть. Сейчас нахлынула апатия. Стрессы пробивались к моему сознанию, так как не было никакой развязки. Я ничего не узнал, ни кого не встретил. Одолевает безразличие.

"Руки вверх!",- послышалось сзади; Говорящий почти кричал. Резкость и требовательность его тона подействовали на меня парализующе. Я медленно повернулся. Передо мной стоял мужчина средних лет. Черные, кудрявые волосы, плотное телосложение, темное загорелое лицо с квадратной челюстью. Одет незнакомец был в джинсы и черную кожаную куртку. Человек держал на вытянутой руке что-то наподобие пистолета. Я никогда не видел таких больших пушек. Он был длинный и широкий, хотя отверстие, откуда вылетают, предположительно пули, было вполне обычным для моих познаний в огнестрельном оружии." Руки, придурок, руки!"-, он показывал большим пальцем второй руки вверх. Я поднял руки, арматурину и одежду пришлось бросить на землю. Я молча смотрел на человека с пистолетом. "Ты кто? Чего делаешь тут? Оружие есть?",- он выпучил свои глаза и качнул дулом пистолета, как бы поторапливая меня с ответом. Вот только с каким? Этот человек выкрикивал свои вопросы как пулемет, а моё молчание заставляло его нервничать. И тут меня прорвало:

- Чё орешь? Меня зовут Роман, я заблудился. И нет у меня никакого оружия, кроме этой арматуры!
- Что в мешке?
- Там шишка, кедровая..

Я старался меньше говорить, чтобы моему бешеному собеседнику с охрененной балдой в руке было все понятно и лишних вопросов не возникало. Еще я хотел, чтобы он как можно быстрее успокоился, зрачки уменьшились и чтобы он, наконец, перестал размахивать этим дулом от танка.

- Ты мне еще поговори! Я тебе быстро башку отстрелю, умник. Какого хрена ты тут делаешь? Ты откуда вообще? Следил за мной, гаденыш?
Попытка номер два. Я постарался говорить отчетливо, короткими, доходчивыми предложениями.
- Я заблудился. В лесу. Увидел город. И пошел... в город. Я ничего не помню. А вас я не видел, думал, никого здесь нет.
Человек сморщился, затем внимательно посмотрел на меня и быстро убрал пушку куда-то за пояс, я облегченно вздохнул.
- Ничего не помнишь? Даже не помнишь, откуда пришел?
Он недоверчиво посмотрел на меня.
- Да. Я очнулся утром, в лесу, затем вышел сюда.
- Ладно, я вижу, ты не опасен, этого достаточно. Я тут как раз иду в город... не в этот ... в другой город, где люди живут, и если ты мне поможешь дотащить груз, то я тебя возьму с собой. Тебе просто повезло, что я не из этих налетчиков - работорговцев. Так как? Ты тащишь, я прикрываю. Ты попадаешь в город. Это выгодное предложение, чувак.
- Договорились, я действительно хочу попасть к людям.
Я нагнулся за тем, чтобы подобрать вещи.
- Нет, нет этот хлам ты оставишь здесь! Понял?
- Хорошо.

Теперь мы шли в обратную сторону. Я, как на картине "бурлаки на Волге", тянул за собой доверху нагруженную повозку. Мужик шел сзади и постоянно о чем то говорил.
- К закату дойдем. Ты тяни, не расслабляйся. У меня то побольше опыта, в таких делах. Я таскаю вот такие тележки раз в неделю. Вот и мотаюсь туда сюда, так вся жизнь проходит. И прикрыть некому. Никто не хочет идти в радиоактивную зону. А жуки умирают очень быстро. Таблетки на них совсем не действуют. Походы в зону наказываются, мол не хрен таскать радиоактивный мусор в город. И товар отберут весь. Гады, им же лучше и делаешь, а они отбирают. Ты сам то чем занимаешься? Ах ну да, ты ж не помнишь! Вот я сын танкиста, самого настоящего танкиста. Правда, батя мой был контуженый на всю голову, ну прям как я. Нет, ну он и правда был контуженый, а я так по жизни просто такой... контуженый. Но батя меня научил многому. И с оружием обращаться и с техникой. Вот как только Димон соберет мотоцикл, который он мне обещал, так мой промысел в гору пойдет. Загрузил и поехал, только отстреливай упырей на свалке, сидя за рулем. Я и топлива уже припас...
Надо сказать, что мой попутчик обладал редким даром словесного недержания. Спрашивать его о чем-то было просто бесполезно. Он задавал вопросы и сам же на них отвечал, выдержав паузу около одной секунды, потом еще мог долго смеяться над своими словами. Просто редкий случай.
- Меня кстати зовут Сержант. Это не имя - прозвище такое. Я обычно так и представляюсь: "Сержант Брейво", фамилия у меня такая. А сержант звание моего отца. У меня и мундир его остался, и погоны. Я погоны, правда, перешил на свою рубашку. Меня теперь от полицейских в городе не отличить. Только фуражки нету, от отца только шлем танкистский остался и очки. Ну я в шлеме и хожу обычно, в этот раз не взял. Меня вообще в городе уважают, хотя и боятся. До недавнего времени на короткой ноге с Кульком был, это торговец наш, он же советник мэра по экономическим вопросам. Да и с Димоном мы хорошие друзья, башковитый мужик, все починить сможет.
Хорошо, что мне этого Сержанта, не приходится спрашивать и тратить энергию на разговоры. Он все рассказывает сам; Часа через два мы остановились на привал.
Я лежал на земле и смотрел на чистое безоблачное небо. Теплая земля приятно грело спину. Хотелось заснуть. Я никогда в своей жизни так не уставал. Это хорошо, что я последнее время я усиленно спортом занимался. Вот гадость, тело то не моё! Значит и тренировки мои не помогут, только то, что в голове.
"Устал?",- Сержант сидел на своей повозке и копошился в вещах. "На, покури...". Я сел и посмотрел на него, он протягивал мне сигарету. Хотелось взять. Мое теперешнее тело хотело этого. "Нет, спасибо не курю...". Мой попутчик не стал меня уговаривать, он вставил сигарету себе в рот, достал откуда-то зажигалку и прикурил. Сержант глубоко затянулся и медленно выпустил дым, видимо, наслаждаясь отравой. Минута драгоценного молчания закончилась.
- Зря не куришь. Это не обычный табак. Это настоящие сигареты из разрушенного города. Те, что делают в Тремини совсем не то... У меня эти сигареты дорого покупают. Вообще у меня все есть, я сам ничего не покупаю, кроме еды. Хотя и еду я могу найти в разрушенном городе. Только там заражено все. Радиация, мать её! Я там находил вино, но его нельзя употреблять. Хотя я все равно почуть-чуть таскаю. Возможно, когда у меня будет мотоцикл, я доеду до Чернобыля. Этим мертвякам, все равно, что пить, они купят у меня вино и не будут проверять все счетчиком Гейгера, как это делают в Тремини.
Чернобыль… Не ужели там кто-то еще живет…
- Ты не боишься радиации?
- Я конечно без башни, но не на столько. У нас в городе есть медикаменты, которые позволяют вывести радиацию. Есть еще "Протон" таблетки, они повышают устойчивость к радиации, но потом начинается страшный понос, - Сержант рассмеялся.
- Кстати, это наиболее дорогие вещи в Тремини. Но я нашел склад медикаментов и для меня это не проблема. Я сталкер, чувак. И горжусь этим. Никто кроме меня и полицейских из города не ходят на поиски в зараженную зону. Да, эти полицейские, конечно лучше меня оснащены, но они совсем не ориентируются в руинах, поэтому пока они найдут что им нужно, передохнут от радиации или попадут в ловушку к упырям. Я лучший, потому что всю жизнь занимаюсь этим.
- У тебя есть вода? Мне бы попить.
- Нет, чувак, воды и еды у меня нет. Когда Сержант идет в бой, он не беспокоиться о своем желудке. Моя еда - таблетки "Протон". А это такая гадость, она выталкивает из твоей кишки, все, что есть, поэтому жрать все равно бесполезно. Вот придем домой, там все будет.
Да уж придем когда-нибудь. Редкий придурок, этот Сержант, хотя и не агрессивный. Главное, дойти. Информации стало теперь чуточку больше. Сейчас неохота расспрашивать этого болтуна, что к чему. Он не расскажет мне ничего особо полезного. И пугать его своими странными вопросами тоже не стоит. Значит, есть город. Это хорошо. Тех, кто был со мной в лесу стоит искать в поселении. Вспомнить бы какие-нибудь детали, по которым можно найти этих ублюдков...

Мы шли, догоняя закат. Стало прохладнее. Мне хотелось пить, а также дико хотелось есть, я никогда не был таким голодным, как в этот день. Ноги, казалось, стерлись совсем и уже не чувствовали боли.
Вдалеке показалось какое-то поселение. Крыши домов, слепленные из невесть чего, большие стены и смотровые вышки. Со слов Сержанта, я понял, что это и есть Тремини. Город был хорошо защищен, бетонный забор и вышки с охранниками смотрелись как охрана концлагеря. Но перед забором были вполне обычные домики, как сказал Сержант там жили бедные люди или те, кто не может находится долго в городе без разрешения. Подойдя ближе, я увидел на стенах большие пулеметы, которые, как я узнал позже, управляются компьютером. Когда мы подошли вплотную, было уже темно и рассмотреть что-либо не представлялось возможным. Сержант жил за городом в какой-то лачуге, так что в сам город мы так и не попали. Мой спутник сказал, что уже поздно и в город нас все равно не пустят. Все что нам оставалось, это привести себя в порядок и лечь спать. Сержант накормил меня какими-то лепешками и мясом неизвестного происхождения. Я вдоволь напился воды из колодца возле дома. Умылся и лег на постеленную для меня кучу тряпья, грязную, но всё-таки достаточно удобную для сна. Этот день для меня наконец закончился. Была смутная надежда проснуться в "своем" мире, но если этого не произойдет - буду действовать по обстоятельствам. Главное, сейчас, я в безопасности.