Рассказы
Главная
Омск. Приквел.
Юнты. Начало.
Fallout in Siberia
Восемь лет спустя
Карта сайта
Страницы пользователей

2021.04.14 MSK 11:02
Сейчас на сайте:


Глава 10а
Преодолевая себя.

Мутанты погрузили нас в бронемашину и тронулись. Как я понял, один из них был выше по званию. Он скомандовал второму, все тем же басом «двинемся на базу два.» Что это еще за черт. Значит у них есть неподалеку база, да еще и два. Хотя база один, вполне могла быть Омском. Передвигалась машина очень быстро, значительно быстрей нашей, пока она была на колесах. Через смотровое окошко я мог наблюдать за пейзажем вокруг. Наблюдать особо было не за чем, кругом пустошь. Через пару – тройку часов мы добрались до леса. Лес был, как будто специально посажен полосой. Ровная длинная стена. Двигались вдоль него мы в районе часа, затем машина сбавила ход и остановилась возле просеки. Просека явно появилась не вследствие природных явлений, так же отчетливы было видно накатанную колею, уходящую в глубь леса. Наверное это и есть путь к базе номер два. Машина повернула и уже совсем медленно поехала в глубь леса. Краем глаза я увидел часовых, которые охраняли въезд на просеку. «А у них тут все серьезно», пролетело у меня в голове. Патрульные, были и при въезде в лагерь. Машина остановилась. Командир опять скомандовал:
- В разные палатки их , глаза завязать и часовых приставь.
Мутант так же бесцеремонно, втащил нас из машины, и поволок в какую то палатку. Командир по всей видимости, командовал не только мутантами. Видно было, что солдат, подбежавший к нему, отдал честь. Они о чем-то заговорили.
Втащив нас в палатку, мутант скомандовал, солдату сидящему там:
- Глаза им завязать и стеречь! Одного оставишь здесь, другого в палатку к часовым!
Все мутанты были выше по званию, чем войны людской наружности. Перед тем, как солдат завязал нам глаза, я успел осмотреться. По всей видимости, эта палатка была спальной казармой. Низенькие кровати, были аккуратно застелены, возле каждой стоял мешок. Кирилла вывели. Оставшись в одиночестве, мое сознание начали терзать мысли. Что же дальше. Перспективы были сумрачные. Скорее всего, завтра нас увезут вместе с СУБР в Омск, по пути могут выяснить, что Кирилл явно не Ретро. В Омске меня заставят собирать этих долбанных роботов, которые сотрут все живое в радиусе тысячи километров, эсли найдут ключи активации. Может сразу пристрелиться? Хотя, они, может, найдут другого ученого или еще хуже, Владислава. Эта мысль бросила в холодный пот. Нет, его нельзя подставлять, да и пистолета у меня нет. Да что там пистолет, руки, то у меня все равно связаны.
После дня, переполненного событиями, вечерняя прохлада клонила в сон. По крыше палатки застучали капли дождя. Через пол часа меня уложили, не развязывая, на кровать и я заснул. Перед тем как отключиться мне пришла в голову дурная мысль. «Да, мистер Браун, теперь я знаю, каково это - быть связанным».
Утром меня разбудил приближающийся шум мотора. Перед тем, как машина въехала в лагерь ко мне в палатку привели Кирилла. Нас посадили на пол, так и не развязывая глаза. Дождавшись, когда все выйдут, Кирилл прошептал:
- Нужно попробовать развязаться.
- Ты спятил, видел что они сделали с Сергеем? Заметят, и один взмах лапы мутанта вышибет из тебя дух.
- Все равно они нас убьют, рано или поздно. Так что нужно постараться сбежать.
Слова Кирилла не внушали оптимизма.
- У тебя есть что-нибудь острое.
- Ничего не нужно, я тебе руки хитрым узлом завязал. Нужно только за один конец веревки потянуть. Это старый трюк, по всей видимости, мутанты его не знают. Мутанты нас вязать не стали, потому что переломали бы нам руки и ноги. Силищи пресс, а ума маловато. Понадеялись, что мы со страха без выкрутасов все сделаем.
- Насчет ума не знаю, ты обратил внимание, что они выше людей по званию.
- Да ты сам подумай, Димон. Каково получать приказы такому бугаю, от обычного человека. Жаба, однозначно, бы задавила, и они давно бы бунт устроили, а так авторитет!
- Может ты и прав. Давай сядем спиной к спине, и ты развяжешь мне руки, а там по обстановке.
Мы пододвинулись спиной к спине и Кирилл потянул за веревку сковывавшую движения моих рук. Узел поддался, и веревка ослабла. На улице прозвучал голос мутанта:
- А вот и "Крыша" пожаловала.
В палатку зашел солдат и крикнул:
- Сидеть смирно паскуды!
Мы замерли, ожидая своей участи. По тяжелым шагам было понятно, что в палатку зашел мутант и кто-то еще.
- Вот они.
Прохрипел снова бас.
- Этого на выход, а этот пусть сидит здесь, позже им займемся.
Прозвучал до боли знакомый голос. Я не мог поверить своим ушам. Было жутко обидно, неужели это правда? Кто-то из солдат, поднял с земли Кирилла, и все вышли из палатки. С улицы доносились вопросы Крыши. Кирилла допрашивали. Сообразив, что дело дрянь и следующим будет, известно кто, я начал пытаться пальцами дотянуться до конца веревки и окончательно развязать ее. Мне это почти удалось, когда я услышал короткую очередь. Все затихло.
- Унесите этот кусок мяса отсюда, а за ученым, глаз да глаз.
Скомандовал мутант. Было до жути жалко Кирилла, а если бы я тогда не сказал что он Ретро, может, мутанты просто бросили бы его там. Хотя в памяти сразу нарисовался подлетающий над землей Сергей. Иногда, после такой развязки, кажется что всем управляет злой рок. Мои рассуждение прервал сильный взрыв рядом с моей палаткой. Стонание часового у входа, заставили меня почувствовать частичное чувство расплаты за Кирилла. Началась пальба. Какого черта, что происходит? Что эта за лесная разборка? А может, Сержант выжил и притащил подкрепление? Нет, так быстро до Тремени он добраться, не мог, а мертвяки бы в драку не полезли. Может это не Сержант вовсе. Это вполне могли быть работорговцы или просто бандиты, захотевшие поживиться в лагере. Бедняги, они еще не видели мутантов. В любом случае нужно было делать ноги.
Я очень быстро на этот раз дотянулся до конца веревки и развязал его. Стянув повязку с глаз я огляделся и взялся за связанные ноги. Любопытство не давало мне покоя, хотелось выглянуть и оценить ситуацию. Раздался еще один взрыв, уже почти за пределами лагеря. Там же велась пальба, в которой явно участвовал один из мутантов. Я подошел ко входу в палатку, и на миг выглянул. Картина, представшая моему взору, не то что поражала, она просто валила с ног.
Перед палаткой была дырка в земле диаметром в пол метра, рядом с которой лежала половина солдата. Возле бронемашины стоял Кулек вместе с мутантом. Мой слух меня не подвел! В моей голове всплыли такие ругательства, что я даже удивился себе. «Да, зря мы не запинали этот кусок дерьма до смерти, тогда с Сержантом». Кулек орал на мутанта что-то невразумительное. По лагерю бегали взбудораженные пальбой солдаты. Их командира либо подстрелили, либо он в это время выслушивал панические крики Кулька. Картину дополнял туман, затрудняющий видимость. Кулек бросил последнюю фразу и запрыгнул в бронемашину. Рядом с ней стоял красный джип. Мутант заорал, пытаясь вразумить заполошеных солдат:
-Стоять смирно!
Это команда заставила меня спрятаться, я быстро понял, что лучшего момента "слинять" не будет. Нужно как-то выбраться из леса, но без припасов я долго не протяну. Расстегнув один из мешков стоящих возле кровати, я обнаружил, что это не что иное, как солдатский вещь-мешок с сухим пайком. Везение начало возвращаться ко мне. Тут же я обшарил мешок стоявший рядом. В нем лежал разный хлам, и, о чудо, бинокль. Он был, какой-то странной конструкции. Вникать в тонкости не было время. Я сунул его в, уже мой, мешок и рванул к стенке палатки, смотрящей на лес. Смысла и времени, обыскивать остальные мешки не было. Не долго думая, я выдернул один из кольев крепивших низ палатки к земле и выскользнул в образовавшуюся брешь.
Бежал я, сломя голову, без оглядки, потому что выиграть этот забег означало жить. Я не умел быстро бегать, и вскоре выдохся. К тому же, бег был явно с препятствиями. Да и туман, как назло, мешал ориентироваться. «Как можно глубже в лес и не останавливаться», пульсировал страх у меня в голове. Он же выдавал порции адреналина, заставлявшие меня очень быстро перебирать уже ватными ногами. Я оглянулся.
Деревья закрывали обзор, но, по всей видимости, никто не хватился меня в этой суматохе. Лучше не надеятся, что меня не будут искать, нужно уходить глубже в лес. Перешел на шаг. Хотелось влить, и в одно и то же время вылить из себя воду. Все время, что мы находились в лагере, нам этого не давали сделать. Да еще бег сжал все мышцы. Нужно было остановиться. Через минут пять, природа, все же, взяла верх над страхом, и я остановился. Сделав свое мокрое дело, я решил изучить подробнее, содержимое вещь-мешка, на предмет жидкости. Фляжка с надписью «Омск» красовалось в отдельном отсеке набора солдата. Я знал, что наполнить эту флягу водой, смогу еще не скоро. В здешних окрестностях, я знал о существовании только одного источника, но точное местоположение его было загадкой. Поэтому, чтобы быстро утолить жажду, не опустошив при этом весь контейнер, я пил маленькими глотками. Так учил меня Владислав. Еще немного пошаря в мешке, я обнаружил одну ценную находку. Это был военный компас. Путь к свободе все яснее вырисовывался на горизонте.
Итак, теперь, нужно было определиться с маршрутом. Во первых, нужно выйти из леса, имея компас, я это сделаю без осложнений. Куда идти дальше? Это вопрос. Кулек - шпион, возвращаться в Тремени опасно, тем более если он узнает, что я сбежал из лагеря. Может гад подготовить почву, что я шпион или просто выждать и подстрелить меня ночью. К тому же, есть большая вероятность, что Тремени атакуют, когда связь со шпионом прекратится. Кулька я теперь ненавидел сильнее, чем Урика, и перегрыз бы ему глотку, без колебаний. Значит, дорога туда закрыта. Остается Владислав. Но к нему очень тяжело попасть, просто не дойду. Как не крути, а припасы у меня точно закончатся в течении недели, не говоря уже о воде. И тут в голове всплыли слова Сета, «Знай, здесь, в этом месте тебе всегда рады, и если тебе некуда будет пойти, мы тебя приютим!». Тяжелый путь вырисовывался передо мной. Но больше идти некуда. К тому же, у мертвяков, я могу укрыться, пока не уляжется шумиха с этим СУБРом. И чего уж греха таить, жить-то хочется. Когда омские узнают что я "сбёг", они постараются, найти и изловить, или еще хуже, пристрелить меня. Что же, иду в убежище.
Теперь нужно рассчитать свой путь. Итак, бежал я минут тридцать, значит от лагеря, я нахожусь километрах в пяти. Теперь, если мы ехали вдоль леса со скоростью километров шестьдесят в час, то по лесу всего мне нужно пройти шестьдесят-восемьдесят километров. Затем самый опасный путь - по пустоши. И там мне придется топать километров триста, а то и больше. Смогу ли? Почти, четыреста километров. Даже, если идти быстрым шагом, не отдыхая, то потребуется четверо суток. Плюс сон и отдых, неделя, как минимум. Сухого пайка хватит, а вот воды нет. К тому же, нужно еще, где-то взять «протон». А то пока доберусь до убежища, превращусь в такого же мертвяка. Самое главное, уйти от преследования. Может, я излишне пароноидален, но я оставил следы, и омские военные постараются хотя бы проследить мой путь. С другой стороны, отыскать в таком тумане что-то просто нереально. Теперь туман меня даже как-то порадовал.
Солнце уже давно шло на убыль, и мой союзник, туман рассеялся. Мой путь уже составлял часов восемь. Усталость подкашивала ноги. И я качался из стороны в сторону. Нужно было идти, так как по плану, я должен был пройти как минимум, пятую часть пути. Лес впереди стал редеть, это снова вселило тревогу, уже известный страх. Стоп! Я не мог выйти из леса так быстро. Без компаса может, и сделал петлю. Но стрелка указывала прежний курс, который был взят сразу после лагеря. Теперь, торопиться нельзя.
Остановившись, я сел на землю усыпанную иголками. Хотелось, есть и спать. Очередные раскопки, в вещь-мешке дали хоть какое-то утоление голоду. Сняв обертку со странного батончика, я жадно откусил кусок и принялся жевать. Точно сухой паек. Пришлось запить водой, которая добавила батончику известный вкус мяса. А еще я пожалел, что откусил такой немаленький кусок, впредь буду осторожнее. Пропитавшись водой он увеличился раза в четыре. Половину пришлось временно вытащить изо рта. В голове промелькнуло, «если вся еда в этом мешке, при соприкосновении с водой так увеличивается в размерах, то этого запаса мне может хватить больше, чем на неделю». Это не могло не радовать. Теперь нужно придумать что-то с водой. Во фляге осталось меньше половины. Дожевав первую порцию, я откусил еще маленько от батончика, и так же запил водой. Вторая попытка получилась результативней, и теперь нужно было занять чем-то свои руки.
Вытащив бинокль, я принялся изучать его. С виду обычный военный бинокль, с несколько измененной конструкцией корпуса. С одного боку была надпись "50Х". Это уже было нестандартно. Даже тот образец, что достался Сергею в убежище, достигал только тридцатикратного увеличения. А здесь пятьдесят, забавненько. Снизу бинокля выпирала еще более интересная деталь. Эта была пластина с тремя кнопками и одним переключателем. Под переключателем была надпись «Вкл. Выкл.», а под кнопками «день, ночь, инфра». Теперь я понял, чему бинокль обязан пятидесятикратному увеличению. Было ясно так же значение «день, ночь», а вот "инфра" заставила задуматься. Чтобы испытать кнопку «инфра», мне нужно было всего лишь включить бинокль и взглянуть в него. Как я и ожидал, бинокль включился сразу, перейдя в режим день. Обычный вид, ничего особенного. Но вот когда закончился оптический запас приближения, включился цифровой, как я и ожидал. Переключив бинокль в режим ночь, активировался механизм ночного видения. А вот "инфра", по всей видимости, был режим среднего арифметического, между рентгеновским и инфракрасным. Короче говоря, я мог видеть сквозь деревья. В этом режиме, бинокль определял расстояние до теплого объекта и его температуру. Это я понял, направив бинокль в сторону лагеря. Окуляры показали мне три красные точки на поверхности земли, одна покрупнее, и две более мелкие. Похоже, я потревожил каких-то лесных зверьков, и они выползи из нор. Наведя перекрестье бинокля на точку, покрупнее в окулярах, как на экране монитора, появилась надпись 30М. 42°С. Вторая точка была на удалении 71М. и была похолоднее 37°. А вот последняя была удалена от меня на 160М. и была такой же горячей как первая. «Не дурно»,- проскочило у меня в голове. Следующая мысль заставила напрячься, «только бы у этих вояк был всего один такой экземпляр, иначе направление, в котором я пошел, уже вычислили».
Я завернул недоеденную часть батончика и положил в мешок. Перед этим, я направил бинокль в сторону предположительного движения, и обратно на лагерь. Все было чисто. Поднявшись с земли, я двинулся в привычном направлении. Деревья становились все реже и реже. И вот передо мной открылось прекрасная картина. Белый песчаный пляж шириной метров сто, переходил в прекрасное озеро, с прозрачной у берега водой. Вот она, жемчужина тайги! Озеро Котым. Про него мы с Сержантом узнали как-то раз, на ночлеге у местных дикарей. Чем дальше от берега, тем синее была вода. Прекрасное, не с чем несравнимое зрелище. Берега уходили вдаль и сливались с горизонтом. Только левый берег был окаймлен лесной полосой. Именно так и описывал шаман племени этот водоем. По его словам, озеро обладало мистической силой, я не верил до этого момента ни в существование озера, ни в мистику, потому что это выходило за рамки науки. Откуда взяться озеру посередине леса? Но факт был на лицо и для подстраховки я снова достал бинокль и посмотрел слева направо. Ничего подозрительного на берегу, я не увидел. Но вот когда я посмотрел вниз, то обнаружил, что озеро кишило рыбой. Вот бы сейчас рыбки! Развести костерок да пожарить ее. Сладкие мысли, о зажаренной на костре рыбе закружили голову. Через мгновение, я вернулся в реальность и двинулся к воде.
Вода в озере была кристально чистой. У берега она слегка прогрелась от осеннего солнца. Я умыл лицо и напился вдоволь. Вода и впрямь была мистически вкусной. Сразу бросило в пот, даже одежда еще сильнее намокла. Наполнив до краев фляжку, я попробовал отыскать в мешке еще что-нибудь подходящее, для хранения жидкости. Оказалось, что на самом дне лежало некорое подобие канистры, с гибкими краями. Не понятно для чего этот предмет был в вещь-мешке, но он мне здорово пригодился. Наполнив контейнер до краев водой, я упаковал его в мешок. Размер мешка был точно рассчитан, и он прекрасно закрывался с полной канистрой. Теперь я двинулся дальше, все еще мучал страх преследования, поэтому я шел по воде в пол метре от берега. Глубина была сантиметров пять но мои ноги быстро промокли.
Теперь до поздна мне можно было идти по берегу. Шелест волн расслаблял и успокаивал, но скорость движения уменьшать я не стал. Благо, что в хранилище мы разжились полной армейской формой. Из-за длительной пробежки, мне было сильно жарко, и я снял свою куртку еще при выходе на берег. Однако бросать ее не хотелось, еще дождь пойдет ненароком, замерзну. К концу дня берег помаленьку начал уходить вправо. Я еще раз напился из озера, и поплелся по компасу. К ночи, я начал заходить в лес, и когда было уже плохо видно, снова достал бинокль. В режиме ночного видения, вполне можно было продолжать движение. Но вот держать бинокль постоянно возле глаз нереально. Через некоторое время мне надела эта затея, и я остановился на ночлег. Поужинав, все тем же батончиком, я накрылся курткой и уснул.
Утро нагрянуло так же неожиданно, как и мой уход в мир снов. Все детство мы не могли найти с матерью приличное и теплое жилье, приходилось спать калачиком. По привычке в эту ночь я спал так же, калачиком на правом боку. Куртка плотно накрывала меня со всех сторон, и я думал, что с виду буду, похож на часть ландшафта. Проснулся я от странного чувства, будто кто щекочет меня соломинкой по щеке. Было щекотно, и я было спросонья хотел улыбнуться и сказать, «доброе утро мам». Но шипение присущее ящеру – «барукану», пролило ледяной холод в мое нутро, я сжался. Я открыл правый глаз, и увидел длинные лапы, стоящие рядом со мной. Сомнений не было. Сейчас этот поганец откусит мне голову, или еще что-нибудь. Мозг неожиданно выбросил такую дозу адреналина в кровь, что я подпрыгнул высоко вверх. Приземлившись на землю, я побежал в сторону озера, так как воевать с ним было не чем. Мой вчерашний забег, был легкой прогулкой, по сравнению с сегодняшним спринтом. Голова включилась и резко скомандовала, «лезь на дерево». Как я знал из рассказов таких же неудачников, у которых не оказалось оружия при встрече с ящерами, они спасали свою шкуру просто сидя на дереве. Благо, что туда эти гигантские ящеры влезть не могли. Я с маху заскочил на корень и пополз вверх. На высоте метров трех, я одумался и сел на ветку. Посмотрев, в низ и затем в сторону, откуда я прибежал я ничего ползающего на четырех лапах не увидел. То-ли это и правда были остатки сна, то-ли голюцинация, от вчерашнего батончика. Посидев еще минуты две, я начал медленный спуск, и встав на последний сук, услышал опять шипение. Так и есть, эта гадость преследовала мня. Но вот теперь, было видно отсутствие одного глаза, на ее морде, и приличное копье, торчащее из ее спины. Рептилия медленно подползла к дереву, и попыталась вскарабкаться. Не одна попытка даже и близко не сулила успеха. Из спины, проткнутой копьем, тоненькой струйкой текла красная кровь. По всей видимости, этот ящер потерял много крови и уже был на пол пути, на тот свет. Я не стал испытывать судьбу, так как никогда не был мастером по рукопашному бою и холодному оружию, и решил просто выждать время. К тому же сердце, после очередного забега, желало выскочить из моей груди. Через пол часа, рептилия издохла.
Утро переходило в день, а погода была опять "никакая". Я спустился, обошел кругом свой будильник и вытащил копье. Даже оружие дикаря может пригодиться. Особенно если придется отбиваться, еще от одного такого экземпляра. Копье было на редкость добротно сделано. Тонкая, ровная и легкая палка заканчивалась острым стальным наконечником. Он был вставлен в аккуратно сделанную, прорезь и прикручен полоской из выделанной кожи все того же барукана. Теперь, предстояло найти свою суму. Я пошел по следам крови, оставленным ящером. Через пару минут, я нашел свой вещь-мешок и бинокль. Быстро включив его в режим инфра, я огляделся. Крупного ничего не было. Лес со своими маленькими обитателями, жил своей повседневной жизнью. Я решил позавтракать. Нужно было восстановить, в раз растраченные силы. Позавтракав, остатками батончика, я тронулся в путь. Туман, как и вчера, начал рассеиваться от еле греющего осеннего солнца. Нужно выйти из леса, и взять курс на развалины Новосибирска. Если мой расчет был верным, то я выйду как раз там, где мы на бронемашине подъехали к лесу. Оттуда я легко определю дальнейшее направление. При углублении в лес, деревья стояли все плотнее и плотнее, друг к другу. И как эта зараза проползла между ними. Скорее всего, ящер приполз со стороны озера, это было более логично.
Лес опять поредел. Это был явный признак, что мои расчеты оказались верны. Теперь я всматривался в бинокль каждые минут десять, и постоянно вслушивался в звуки леса. В них не было ничего лишнего, гармония природы расслабила, натянутые утром нервы, и я совсем перестал волноваться. Вся эта затея с побегом, стала напоминать мне походы в разрушенный город с Сержантом. О чем это я? Оборвалась моя мысль, я и так туда топаю. Правда на этот раз, спасать свою пятую точку. Я надеялся, что смогу один отыскать путь в загон, один раз мне уже показывал Сержант, как это делается. Сталкер сдержал слово и не пробалтался, что в шахту, в первый раз спускались мы оба. Но первый раз оказался неудачным, и мы не попали в убежище. Тогда Владислав сильно расстроился. Внутренний голос подсказал мне, «а вот теперь он еще сильнее расстроится, потому что ты профукал коробку для него». Эта мысль на минуту заставила подумать о том, что весь мой поход по попросту не имеет смысла без этой коробки. Ради нее я ввязался в эту затею, а теперь еще и потерял ее. Кто знает, что в этой коробке? Надеюсь, ее не очень далеко отнесло, от места нашего крушения, и Сержант нашел заветный ларец.
Из-за размышления о насущных проблемах, я чуть не прозевал выход из леса. Выходить наобум было глупо. Наблюдения в бинокль опять ничего не дали, только зверушки в лесу. Нужно было продумать стратегию пересечения этой местности. И еще нужно было где-то раздобыть «протон». Я пошарил в кармане штанов и нашел всего одну капсулу, оставшуюся от шести штучного пайка, розданного еще до нашего входа в зону. Так как съел я всего четыре капсулы, то вывод был неутешительный - одну я потерял, ситуаций на это было предостаточно. Смысла идти обратно для ее поиска не было, вообще пути обратно не было. Я перешарил, весь вещь-мешок, но из медикаментов нашел только две таблетки «стил» и один шприц с обезболивающим средством, судя по надписи. Мои шансы были итак невелики, а теперь они снижались, еще вдвое. Стратегию для пересечения пустоши я выбрал следующую. Легкий бег, перерывы только на еду. На ночлеге просыпаться каждые тридцать минут, чтобы оценить обстановку. Еще одна переделка мне была не нужна. Время можно было отмечать на механическом таймере. Он был приделан к нижней части компаса.
Тактика бега по пересеченной местности оказалась не очень удачной. Через час – полтора, я вымотался окончательно. К тому же моросил мелкий дождь. Я сделал привал, в последнем на всю округу озерке жизни. Это было одиноко стоящее дерево. Оно было совсем невысокое, от силы два моих роста. Открыв, мешок я еще раз взглянул на то, что там осталось. Три уже знакомых батончика, с каким то подобием засушенного мяса. Так как одним я мог питаться целый день, я заключил, что еды еще дня на три четыре. Воды еще меньше. Емкость с водой на дне мешка уже была начата. Лежали еще завернутые в цалафан брикеты, но их назначение пока было не изученым. Подумав немного, я открыл один и, теперь, уже наученный горьким опытом, откусил маленький кусочек. Как и в первом случае - вкуса не было, до тех пор, пока я не запил водой. Это была, какая то каша. На ней я протяну еще пару дней. Этот брикет я умял весь за один присест. Усталость не давала подняться на ноги, нужен был сон. Я завел таймер на тридцать минут и откинулся на траву, предварительно собрав все свои пожитки, нацепив мешок с биноклем на себя. Сна как будто и не было. Таймер динькнул по плану. Было в районе полудня, но я не проснулся. Я спал еще долго, восстанавливая силы. Когда проснулся был уже вечер. Да, не все идет по плану. Я сел и быстро осмотрелся в бинокль. Дождь прекратился и видимость была получше. Чисто. Поход продолжался, но уже быстрым шагом. Такими перебежками я шел до конца этого, и еще двое суток.
Сна по тридцать минут все никак не получалось. Я и так уже был полностью вымотан и не шел, а плелся, шатаясь из стороны в сторону. В мешке ничего не осталось. Ни еды, ни воды. Это главная моя проблема с детства, я подчас, преувеличиваю свои возможности, и возможности других. В очередной раз, заглянув в бинокль, я различил верхушки хвойных деревьев на горизонте. Вот это было уже не смешно. Одно из двух, либо я сильно заблудился, и вообще не знаю куда иду, либо компас сбился, и я сделал круг. Приближение к базе не светило хорошими перспективами. Надежду, я все же еще не потерял и двинулся вперед. Может увижу что-то знакомое?
Знакомое не заставило себя долго ждать. Подходя ближе к лесу, в песке, под ногами, начали прослеживаться комочки глины. Я шел по разрушенному глиняному руслу реки, проходящему неподалеку от Тремени. Значит, я сильно проманулся, выбирая направление своего пути. Теперь вопрос - что дальше? Делать поправку на восток и идти дальше? Это еще километров сто! Могу даже до "Загона" не дойти. Сил не хватит. Можно пойти в Тремени, в сложившейся ситуации это самый правильный вариант. Но туда еще день ходьбы и в этой местности орудуют работорговцы. Опасно! Ладно, дойду до леса и там заночую. Утро вечера мудренее.
К вечеру я доплелся до леса. Лес разделяло надвое, глиняное русло реки. «Пойду по нему», промелькнуло в голове, легче топать будет. Через полчаса начало темнеть, и опять полил надоедливый дождь. С детства ненавижу осень! Плетясь по лесу, еле волоча ноги, я искал место для ночлега. Подходящего ничего не было, и я уже намеревался просто грохнуться и уснуть. Как вдруг, нога за что-то зацепилась, и мое обессиленное тело повалилось на ковер из мягких иголок. "Долбаная планета", - заорал я, лежа лицом вниз. Нервы были на пределе. Кое-как заставив себя встать, я обернулся. Оказалось, что мой ботинок зацепился за отесанную деревяшку, торчащую из земли. Что за черт? Может это чей-то тайник, а может там есть что "пожрать", добавил внутренний голос. Это и впрямь был вход в землянку, его закрывала крышка, присыпанная известным ковром из иголок. Вползая вовнутрь, я спросил:
- Есть кто живой?
Никто не ответил. «Ну и ладно, зато поспишь как человек», заискрилась мысль в голове. Тут же, закрыв вход, я увалился прямо на пол и заснул.