Рассказы
Главная
Омск. Приквел.
Юнты. Начало.
Fallout in Siberia
Восемь лет спустя
Карта сайта
Страницы пользователей

2021.04.14 MSK 10:39
Сейчас на сайте:


Глава 13
Дикари.

Утром, мы первым делом воспользовались душем с теплой водой, которая предназначалась для солдат лагеря. Электрические водонагреватели, душевая кабина, еда, боеприпасы - здесь было все, в чем мы сейчас нуждались. Я даже побрился, чтобы наконец-то почувствовать себя человеком. Пока все занимались сборами, я колдовал со своим компьютером, выпытывая у спутника информацию о происходящем вокруг.
Космический глаз поведал мне, что в нашу сторону из Омска движется танк и бронемашина. Приличное расстояние, отделявшее их от лагеря, не вызывало причин для паники. Омск жаждет реванша. У нашей команды было время не спеша обсудить планы за чашечкой омского чая. Отдохнувшие и бодрые мы готовились к новому маршброску.
Я сообщил Скату о передвижении Омской бронетехники. Он был озадачен такой скорой реакцией противника. Эта информация поторопила его сборы. Скат и Философ готовились ехать в Тремини на бронемашине. Захваченные боеприпасы отправлялись с ними. Кузнец договорился со Скатом о том, чтобы по возвращении Риско расчитался с работорговцем за награбленное, по сходной цене, так как возить с собой груды опасного железа ему не хотелось. Эта поддержка должна усилить оборону города. Бронетранспортер был не менее ценным приобритением. Фактически по устному договору, он принадлежал Кузнецу. Но тот любезно его уступил Скату, упомянув о скромном вознаграждении в виде гражданства в городе. Скат был просто начинен новой информацией о противнике, ему нетерпелось все доложить Риско. Новые данные о шпионе, наверняка, помогут его разоблачить. Со спокойным сердцем я попрощался с боевыми товарищами, обещая встретиться с ними, если останусь жив.
Наша команда состояла теперь из семи человек. Пленник Николай, Кузнец, Кати, Принц, Сержант, я и раненый работорговец, которого звали Макс. Макс был ранен в ногу и не мог самостоятельно передвигаться. После того, как Скат с Философом уехали, Кузнец, взяв на себя бесспорную роль лидера объяснил нам свой план действий:
- Сейчас прём в Алтан. Это находится на севере. Надо переждать сутки, а то нас засекут радары этих омских вояк. Встречаться с ними не входит в наши планы. Они хотят вернуть свой лагерь. Эти придурки думают тут военные действия мирового масштаба развернулись. Мы немного переждем и преспокойно доедем до Омска.
Кузнец излагал свои мысли как оратор, стоя на возвышении и размахивая руками. Он прихлебывал из открытой бутылки зеленую жидкость, от которой зрачки Кузнеца увеличились, придавая ему безумный вид.
Я ответил: - Согласен, Кузнец. Не встречаться же с этим бронеэскортом, что скачет нам на встречу. А далеко это, Алтан?
- За день доедем. Ваш мотоцикл, конечно, может доехать гораздо быстрее, но никто из вас не знает эту деревушку.
Сержант внес дельное предложение:
- Кузнец, дай нам кого-нибудь. Пусть дорогу показывает.
- А что, поехали вместе. Чего торопиться?
- Да не могу я так медленно на этой зверюге. Давай нам кого-нибудь.
- Эту деревушку знаю только я и Кати. Хе-хе. Она родом от туда. Кати, ты поедешь с ними?
Кати вольготно разлеглась на траве и поглаживала свой пушистый хохолок. Поведение этой женщины действительно напоминает кошку. Она приподняла голову и промурлыкала:
- Дааа. Я прокачусь с ними до Алтана. Успею увидеть свою маму, если парни проедут чуть подальше.
Кузнец, сделал еще глоток наркотической жидкости. Это каждый раз рождало ухмылку и наслаждение на его лице. Он спросил Сержанта:
- Ну что, чувак? Добросишь мою женщину до мамы?
- А нам это надо? Кати, далеко там ехать?
- Нет, времени много не потеряете. Ждать не надо, только высадите меня, где скажу.
- Ну тогда ладно, поехали.

Кати, я и Сержант загрузились в мотоцикл и рванули в северном направлении. Белый пикап не долго оставался в зоне видимости, мы очень быстро оторвались от Кузнеца. Вращающиеся колеса "Монстра" опять изменили пейзаж вокруг нас. Растительность сменила голая земля, затем песок. Спустя несколько часов мы остановились, чтобы отдохнуть. Теперь нас окружала степь. Тучи над нами грозились пролить накопленную влагу, осенняя прохлада усиливалась тревожным ветерком. Я лег на землю, расслабляя поясницу. Долгие путешествия на мотоцикле заставили болеть мою спину. Сержант отошел в сторонку и закурил. Кати разминалась, ее гибкое тело демонстрировало сложные упражнения. Я уставился в небо, пытаясь расслабиться. Послышался голос Кати:
- Ретро, а ведь я тебя знаю. Ты, Западный работорговец. Как тебе удалось затесаться в Тремини?
- Ты видела меня раньше, Кати?
- Да. Ведь ты раньше промышлял в этих краях. Грабил Алтан. Не боишься, что тебя узнают местные жители?
- Нет. Мы не надолго останемся в Алтане. А как давно ты видела меня?
- Это было несколько лет назад. Я не сразу узнала тебя. Раньше это могло бы привести тебя к скорой смерти от моей руки. Но теперь, я такая-же как ты.
- Кузнец говорил, что ты туземка. Значит, я грабил твой дом?
- Ты убивал моих собратьев. Больше не делай этого. Где угодно, но только не в Алтане. Иначе Кошка убьет тебя. Я помню и люблю свою деревню.
- Я понял, Кати. Теперь я изменился. Работорговля и грабежи это не моё занятие. В Тремени, я стал ученым.
- Надо же. Так просто?
- Ну не совсем просто, но стал.
- А я наоборот. Дикое дитя природы преобразилось в охотника за наживой. Я стараюсь не убивать туземцев, даже если они яростно сопротивляются при наших набегах. Мне больше по нраву, убийства тупых особей мужского пола, таких же охотников за наживой.
- Ты фиминистка?
- Не знаю этого слова.
- Ненавидишь мужчин?
- О нет, не всех. Мои собратья, дети леса... Они совершенны в своем наивном миропонимании. Мужчины и женщины здоровы, красивы и сильны. Но те, кто родился и жил вне леса лишены этого благородного образа. Мужчины в Крите.. этих ненавижу.
- Зачем ты ушла из своего дома, если он тебе так нравился?
- Стремилась стать сильнее. Лидерство в своем племени не доставляло мне чувства настоящего превосходства. Набеги таких, как ты доказывали мне изо дня в день, что надо быть сильнее, чтобы выжить. И я нашла себе новое племя, не идеальное, но сильное.
- Чудно. Кузнец говорил, что твой отец был выходец из убежища?
- Да, он долго жил в нашем племени, пока не погиб на охоте. Он верил, что наше племя это и есть лучшее пристанище в этом сумасшедшем мире. Теперь, я понимаю, что он был прав. Но я уже выбрала свой путь. Он многому научил меня.
- Драться?
- Да, и это тоже. Он умел драться с людьми, а я была лучшим охотником.
- Забавно. Теперь ты лучшая. А почему твоя мать не живет в Алтане?
- У меня две матери. Одна умерла вскоре после того, как погиб отец. А вторая - тигрица. Она должна быть еще жива.
- Тигрица?
- Да, в Алтане избранные отдаются на воспитание диким зверям, чтобы те вселили в них свой звериный дух.
- Обалдеть. Кати, теперь я понимаю кого ты мне напоминаешь.
- Да, я Кошка. Это мое второе имя и моя вторая сущность.
Начал накрапывать дождик. Вдалеке небо сияло вспышками молний. Мы продолжили свой длинный переезд. Дальнейший путь пролегал исключительно через степь. В основном, ровная дорога не доставляла неудобств в виде тряски. Мы снизили скорость, как только въехали в лесную зону. Большие хвойные деревья были не единственным препятствием. Высокая трава и холмистый ландшафт требовали осторожности от путешественников на скоростном транспорте. Нам не удалось скрыться от дождя и к сложной дороге добавилась сырость и грязь.
Кати попросила нас сначала заехать в деревню, чтобы она могла нас познакомить со своими соплеменниками. Мы так и сделали. Деревня представляла собой поляну в лесу, где стояли редкие небольшие дома, сложенные из бревен. Посреди домов был вырыт большой колодец, для общего пользования. В стороне, под навесом горел костер, вокруг которого восседало скопление туземцев. Огромные деревья закрывали поселение от любопытного взгляда.
Мы тихонько въехали в деревушку, разбавляя звуки туземного быта шумом электромотора. Дикари смотрели на нас с большим удивлением. Мотоцикл мы оставили у колодца и пошли к костру, чтобы познакомиться с местными вождями. Кати обнялась со стариком, который оказался главным вождем. Она тихо прошеплала что-то ему на ухо и хитро улыбнулась. Старик обратился к нам:
- Приветствую вас, путники. Кошка сказала, что ее новое племя идет сюда и вы его вестники. Будьте желанными гостями.
Сержант не позволил себе такой роскоши, как молчание. Он вытянулся перед старцем и рявкнул:
- Сержант Брейво! Рад вас приветствовать, лесные жители. Разрешите у вас заночевать?
Старец улыбнулся, дивясь смешной манере общения и ответил:
- Вы наши гости. Ночлег и пища будут обязательным атрибутом нашего гостеприимства.
"Старик, образованный. Говорит складно. Значит нас съесть не должны",- подумалось мне. Сержант и Кати уехали навестить тигрицу, а я остался посреди туземцев. Я чувствовал себя сковано. Один среди дикарей. Какого они обо мне мнения? Работорговец, а значит их потенциальный враг. Все, кто сидел возле костра, молчали. Старик курил трубку, и из его ноздрей клубами вытекал уже знакомый зеленый дым. Вождь любезно предложил эту гадость мне:
- Могу предложить вам покурить зеленое облако.
- Нет, спасибо. Я его не употребляю.
- Похвально. Для вас, это опасно. Как вас зовут?
- Ретро.
- А меня Матх. Я вождь этого племени. Вы, Ретро, работорговец, как и Кошка. Но иногда хищники и их добыча заключают временные перемирия. Что вас заставило прийти к нам с миром?
- Да, мы работорговцы. Но сейчас, не этот промысел завел нас в вашу деревню. Мы должны переждать некоторое время, а затем планировали ехать до Омска.
- Омск? Для какой цели?
- У всех разные причины. Мне нужно спасти одного пленника, и может быть найти важного для меня человека. Кузнец, он как бы наш вождь, хочет получить лекарство от канка.
- Кошка мне сообщила, что ты и твой веселый друг не члены ее племени. Вы, просто сопровождающие. А тебя мы знаем, как злостного торговца рабами. Ты часто бывал в этой деревне, с целью увести с собой наших соплеменников, и...
- Постойте, Мухт. Я не тот, за кого вы меня принимаете.
- У меня хорошая память, не смотря на мой возраст. Это был ты.
- Внешность еще ни о чем не говорит. Я не знаю вас, не знаю этого места. Я просто другой человек. Поверьте мне.
Так и знал, что не стоит оставаться здесь одному, но я купился на теплые слова старца. Интересно, я успею добежать до деревьев? При мне остался только пистолет, который висит на поясе. Хорошо, что я в лагере одел солдатский плащ. Теперь, мой "пустынный орел" был спрятан от посторонних глаз. Рукопашная схватка для меня губительна. Только стрелять!
Старец тянул напряженную паузу. Наконец, он изрек:
- Ты будешь драться с Медведем. Он лучший охотник среди нас. Это будет справедливо. Ты можешь выбрать - это будет бой на копьях или без оружия?
Черт, ну надо же, как я круто влип. Теперь Медведь, справедливости ради, сломает мне позвоночник. Хорошие они люди, живут по справедливости. Страдают от набегов. С большим трудом добывают себе пищу, а такие ублюдки как тот, в чьем теле я пребываю, десятками уводят их в рабство за пару сотен местных рублей. Жаль, что они не оставляют мне выбора, и я вынужден играть чужую роль.
- Лучше без оружия, Мухт. Так я останусь в живых?
Последняя надежда, на мирное решение этой проблемы, утонула в грозном приговоре вождя:
- Ты или Медведь умрет. Так будет справедливо. Пусть бог рассудит нашу вражду.
Еще можно потянуть время.
- Но, Мухт. Разве это справедливо? Каждый из вас сильнее и быстрее меня.
- Да. Это неотвратимая справедливость. Когда ты, со своей шайкой, нападал на нас, стреляя из своего коварного оружия, то обречены были мы.
- Да здравствует справедливость! Может, просто меня повесить?
- Если ты воин, то будешь защищаться!
Порой, я легко могу принять позицию другого человека и по настоящему понять его, даже если эта позиция идет в разрез с моими желаниями. У каждого своя правда. Она логично вытекает из аксиом, построенных на конкретной судьбе, отдельно взятого придурка. За свою жизнь мне приходилось выслушивать тонны словесного поноса разных правдоискателей. Копаясь в этом результате умственных недержаний, я всегда находил с чем можно было согласится. Но как же порой хочется, не вслушиваться в эти речи, а просто жить дальше, жить как хочет именно твоя голова.
Медведь, на первый взгляд, огромный загорелый мужик, которому не помешало бы побрить спину и грудь, чтобы он стал похож на человека. Двухметровое тело с огромными конечностями медленно поднялось на против меня и двинулось, огибая костер. Медведь остановился на полпути и развел локти в стороны. К треску позвоночника добавились щелчки шейных косточек, которые он разминал движением головы. Проще было умереть от копья, чем мучиться в объятиях этого переростка. Я тоже встал, разминка мне была не обязательна. Мой взгляд столкнулся с его дикими глазами, всего на секунду. Затем дикарь совершил прыжок и оказался возле меня. За все время пребывания в этом жестоком мире, я успел уяснить две вещи: "делай то, что получается лучше всего" и "делай это быстро и не задумываясь". Лучшее из того что я мог сделать - это выстрелить. И я был готов это сделать быстро. Моя правая рука мгновенно нырнула в плащ и извлекла от туда желанный инструмент антисправедливости. Одновременно с шагом назад я выстрелил из легендарного пистолета, ускоряя моё отступление отдачей. Мой персонаж, за которого я играл на этой сцене очень хорошо стрелял до переселения мозгов. С каждым новым выстрелом я поразительно быстро улучшаю этот навык. Ровная дырка в голове дикаря от пули "пустынного орла", заставила его улечься возле моих ног. Остальные дикари забегали вокруг, но, к моему удивлению, никто не подбежал близко, и не пытался напасть на меня. Я медленно отступал назад, держа пистолет перед собой. Старик стоял возле костра и выкрикивал мне слова возмущения:
- Подонок. Зачем ты убил его? Медведь был лучшим охотником! Будь ты проклят!
- Старикан, ты не оставил мне выбора. Принять смерть от дикаря не входило в мои планы. Теперь мне нужно уйти, иначе кто-нибудь еще пострадает.
Мое отступление плавно переросло в откровенное бегство. Я убегал подальше от деревушки дикарей, пока они не решались на месть. Теперь нужно дождаться Сержанта на пути в деревню. Его обязательно нужно предупредить о "гостеприимстве" дикарей. Я остановился возле поляны, через которую должен был проехать мотоцикл моего друга. Под ветвистым деревом меня трудно было обнаружить. Я позволил себе немного расслабиться и разлегся на траве в ожидании возвращения Сержанта.
Мне искренне было жаль дикаря, но я старался об этом сейчас не думать. Теперь наши пути с работорговцами разойдутся. Наверное, это к лучшему. Ни секунды покоя, с того момента, как мы выехали из Тремени. Жизнь насыщенная запахом пороха и цветом крови начала надоедать. Но легкой дороги к истине не бывает.
Сержанта долго ждать не пришлось. Он выслушал историю о "справедливой" схватке с Медведем и поспешил выплеснуть свои эмоции:
- Ну ты даешь, Ретро! Кати будет в ярости от этого! Что же делать? Оставаться здесь теперь не безопасно. Если не дикари, так Кошка захочет поохотится на тебя. Надо же, какая подстава. Убивать невинных дикарей, не самое лучшее занятие в нашей ситуации.
- Сержант, мне ничего другого не оставалось. Надо же было защищать себя.
- Да ладно, это я так, от эмоций. Может, дождемся Кузнеца. Он успокоит Кошку.
- И может быть, она не воткнет свое шило в мою башку, пока я буду спать? На что надеется? Они же неуправляемые и своенравные убийцы. И одной из них, я перешел дорогу. Надо ехать без них, не по пути нам с Кузнецом. Теперь, не по пути.
- Хорошо, как скажешь. Но я жутко устал, весь день за рулем. Надо отдохнуть, или давай ты рули. У меня уже видения перед глазами.
- Давай, я. Надо уходить быстрее. Скоро ночь, найти бы пристанище хоть какое-нибудь. И когда же этот дождь закончится?
Дождь и не подумывал прекращаться. Я выехал из леса и взял курс на Омск, по карте со спутника. Достигнув степного пейзажа, я успокоился. Лес был позади. Дикари нам не страшны, а Кошка не сможет догнать нас при всем желании. Если бы мы встретились с Кати, то исход этой встречи имел бы кровавый результат. Эти дикари непримиримы в своих убеждениях, решить вопрос с Кошкой "по другому" не получится. Пришлось бы и ее застрелить, а потом...? Потом меня настигнет возмездие клана Скорпионов. Сам Кузнец искал бы встречи со мной. А так, только Кошка. Если судьба не сведет меня с ней, то проблему можно считать закрытой. А головной боли у меня и без разборок с работорговцами, хватает.
В сумерках, я увидел очертания дерева, которое одиноко стояло в степи. Мы остановились возле него и расположились на ночлег. Мы с Сержантом проголодались и жутко промокли. Первым делом был разведен костер и подогрет ужин из наших запасов. Костер шипел от попадания в него дождевых капель, искры поднимались над нашими головами и нещадно уничтожались проливным дождем. Поужинав мясом, позаимствованным в омском лагере, я и мой постоянный спутник улеглись у костра, под импровизированый шатер из натянутого брезента. Сержант закурил сигарету и выдохнул в темноту струю табачного дыма. Он выглядел уставшим. За последние сутки нам пришлось проехать на "Монстре" большое расстояние. Теперь мы находились далеко на западе от города Тремини, одни в какой-то степи в объятиях ночи и осенней непогоды.
На душе было погано от содеяного мной в Алтане. Хотелось немного пообщаться со своим другом, если, конечно, он мне даст говорить. Уставшим голосом я произнес:
- Жаль Медведя. И всех этих дикарей тоже жаль.
- Да забей, они же дикари. Им не привыкать.
- Кошка говорила мне о том, что Алтан, это лучшее место на земле. Сильные и здоровые люди, далекие от больной цивилизации. Может, это, действительно, самый правильный путь?
- В смысле, правильный?
- Мир, канул во тьму, Сержант. Ядерная война - это не перестрелка в квартале. Разрушено сложное производство, утеряны технологии. Где достижения цивилизации, которые делали ее собственно цивилизацией? Я не говорю об этих пистолетах, автомобилях, которые доживают свой век. Была система, обеспечивающая поддержку и развитие технологий. Эта система базировалась не только на информации о достижениях цивилизации. Само существование и развитие поддреживали специалисты, огромное разнообразие специалистов, каждый из которых был незаменимым винтиком в этой грандиозной машине. Сами специалисты тоже ничего не значат без своих высоко технологичных инструментов. Восстановить инструменты практически невозможно, без самой системы. Воспитать таких специалистов в нынешней разрухе - полнейшая утопия. Цивилизация безнадежно потеряла свое величие. А, вы, еще "пурхаетесь", пока у вас есть патроны и атомные батарейки, которые тоже не вечны, их запасы рано или поздно кончатся... Убежища разграблены, так, что обнаружить там что-то ценное уже не реально! Но самое главное - нет единства. Все сами по себе, воюют с друг другом.
- И что же? Ты думаешь, что бегать с копьем в руках, как эти дикари лучше?
- Цивилизация сама себя "поимела", она не оценила более могущественную технологию - нашу землю, матушку. Теперь, все начнется сначала. Все, мы, Сержант, будем бегать с копьями, охотится на ящуров, только так мы безопасны для этой планеты.
- Что-то ты сегодня не веселый. Забей, говорю тебе. Вот, я не задумываюсь о таких вещах. А зачем? Живем, как живем. Ты, возможно, со своим багажом знаний о былой жизни, о цивилизации, не можешь смириться с этим. А мне "по барабану". Димон считает, что все поправимо. Он разбирается в этих электронных штуках, что я ему приношу.
- Таких, как Димон не много. Его надо спасти...
- Да, и не забивай голову прочей ерундой! Мы идем спасать Димона, и все тут!
- Не плохо было бы узнать что-нибудь о себе. Браун должен нарезать круги вокруг Омска, как бешеная собака, ведь это его затея с супер-роботами!
- А что, Браун?
- Он должен знать что-то важное обо мне. Я вспомнил, что он был рядом со мной в лесу. Если я его найду, то задам кучу вопросов, уже давно терзающих мои мозги.
- Будем надеется.
Мы улеглись спать возле затухающего костра. Долгожданный сон уже затягивал меня в свои объятия, обещая наградить на утро бодростью и свежими силами.