Рассказы
Главная
Омск. Приквел.
Юнты. Начало.
Fallout in Siberia
Восемь лет спустя
Карта сайта
Страницы пользователей

2021.04.14 MSK 09:52
Сейчас на сайте:

Глава 15
Подземная тюрьма.

Напротив меня сидел худощавый человек в белом халате. Лицо его было вытянутым и бледным. Длинные пальцы часто стучали по клавиатуре. Нортон не по наслышке знал о компьютерах. В его комнатушке было чисто, слишком чисто для ученого, если сравнивать с тем же Димоном. Да я и сам любил наводить творческий беспорядок на своем столе. При тусклом свете одной потолочной лампы был виден большой железный шкаф с множеством ящиков, стол и компьютер, за которым работал ученый. Дверь в его обитель была приоткрыта, и я без особых сложностей попал внутрь. Вот только Нортон, похоже, меня не заметил. Я учтиво кашлянул, обращая на себя внимание.
Нортон повернулся ко мне, и глаза его увеличились от удивления. Я не сразу сообразил в чем дело.
- Мастер? Как ты... Зачем ты здесь? Тебя вернули машины?
Ах да, он должен узнать во мне зверского работорговца. Интересно, о чем он подумал в первые секунды, увидев меня перед собой?
- Мастер? Это мое имя?
Нортон развернулся на стуле в мою сторону и наклонился перед, как бы собираясь встать, но так и завис в неестественной позе. Сейчас, когда свет падал на его лицо, я смог разглядеть его получше. Острый подбородок, прямой нос. Чисто выбрит и аккуратно подстрижен. "Аккуратист", - подумал я. С такими мне сложнее всего. Ученый начал медленно изъяснятся, дирижируя себе одной рукой.
- Да, ты Мастер. Тебя так звали, когда я последний раз тебя видел... Что ты здесь делаешь?
- Хотел бы я знать... Я не помню тебя, не помню что было со мной до этого ... Точнее не со мной, а с Мастером. Мое сознание совершенно не имеет ничего общего с этим работорговцем, если не считать, что порой мне приходится отвечать за его поступки.
- Машины изменили твое сознание... Значит, получилось.
Он встал, порываясь пройтись. Затем остановился и посмотрел внимательно на меня.
- Надеюсь, это так... Тебя кто-то послал, ко мне?
- Нет меня не посылали, я сам стремился с тобой увидится. Мне кажется, у тебя есть ответы на мои вопросы, Нортон.
- Ответы? Я сам в догадках... Ну ладно, надо дверь закрыть...
Он подошел к двери и с силой ее захлопнул, потом сел обратно за свой компьютер. Я тоже сел на стул, что стоял возле двери, Нортон продолжил:
- Так кто ты? Теперь...
- Меня зовут Роман, можно Ретро - это имя я получил в Тремини. Вообще, я из прошлого... Все что я помню, это моя жизнь в начале 21-го века. Обычная жизнь простого программиста, до этого ядерного кошмара. И вот я оказываюсь здесь, спустя сотню лет! Да еще в теле работорговца...
- Другое тело тебе и не нужно в этом мире. То, что ты сейчас сказал никак не вяжется с моими знаниями. Машины не вели таких исследований. Перемещение во времени это не реально, Роман. Ты уже знаешь, что тебя отдавали машинам?
- Да, конечно. Мне Железяка рассказал.
- Машины... Мы изучали их в Омске. Когда-то я был Омским ученым. У меня было все, пока я не оказался здесь по милости Брауна. Здесь дефицит еды, воды, электричества, не говоря уже об остальном. Итак - мыслящие машины. Машины - это обычные роботы, если судить по их механике. У них обычные двигательные возможности, они могут не больше этих пылесосов из убежищ. Но их мыслительные способности просто поражают. Изучая эти электронные создания, я понял, что они не роботы вовсе - это люди в железном теле! Мне не верили в Омске, главный ученый не хотел верить. Ведь если это так, то машины - это конкуренты мутантам. Исследования в сфере мутаций могли заморозить и начать полномасштабное исследование "умных" машин. Но этому не суждено было случиться. Меня выкрал Браун, а Омск вскоре атаковал Логово машин. Здесь, у "Черных Ястребов" я всего лишь ученый-пленник, который должен заниматься ремонтом и видеонаблюдением.
- А как же твои исследования?
- Браун выкрал меня с моими наработками в этой сфере. Он надеялся, что с моей помощью, ему удастся найти общий язык с машинами. И мы смогли с ними общаться, даже вели деловые переговоры. Вот и обмен произвели. Все это имело смысл до нападения Омска! Теперь, я не знаю можно ли найти хотя бы одну мыслящую машину. Хотя нет! Одна у меня есть, это мой единомышленник и единственная отрада. Его зовут "Сатурн", Браун нашел его на развалинах "Логова". Я смог подключить мозги "Сатурна" к компьютеру, и теперь мы постоянно общаемся с ним. Много интересного я узнал из этого общения. Ты до сих пор считаешь, что был перемещен во времени?
- Это очевидно, Нортон.
- Твое имя Меркурий.
- Еще одно имя? Ничего не понимаю...
- Вдумайся, Меркурий, Сатурн... Ты детище Логова Машин, как и все остальные мыслящие машины. "Сатурн" мне сказал, что есть их создатель - "Ра".
- Ну сплошная древняя мифология.
- Так вот, этот "Ра" наплодил мыслящих машин путем копирования своего собственного сознания. Каждая машина - это "Ра", только в более старом исполнении, понимаешь?
- С трудом...
- Ты, последний эксперимент "Ра"! Он все таки смог вселить сознание в человека. Надо сообщить об этом Сатурну!
Нортон повернулся к компьютеру и стал набирать текст на компьютере.
- Эй, Нортон. А я-то здесь причем?
Нортон не отрываясь от монитора:
- Роман. Тебя ведь Роман, зовут?
Мысли мои окончательно запутались...
- Да хрен его уже знает...
- Так вот, Сатурна тоже когда-то звали "Роман". И он тоже был человеком и жил до войны. Затем, еще до войны, из него сделали "Ра". Огромную машину, для создания других машин. Это был эксперимент, грозивший научным переворотом в области искусственного интеллекта!
- Вот это уже понятнее...
- "Ра" пережил ядерную катастрофу и продолжал существовать по сей день. Может, еще и жив. Он посылал роботов на поиски электроники, запчастей и любых уцелевших роботов. Из всего этого он мастерил себе подобных. Свою копию он внедрял в каждый новый продукт!
- Значит, и меня внедрил... Но я не помню, чтобы прежде был роботом... Как это объяснить?
Нортон "завис". Он еще что-то набрал на компьютере и обратился ко мне, приглашая за его место:
- Это ты можешь спросить у "Сатурна", он желает с тобой говорить.
На мониторе появилась надпись,- "Меркурий, ты здесь?". Я набрал на клавиатуре: "Да". И начался наш диалог:
- Что ты помнишь из последнего, брат?
- Я сидел за компьютером, просматривал сайт с тестами. Потом мой мозг отключился и я оказался в этом мире, в теле работорговца Мастера.
- Название сайта помнишь?
- "FALL".
- Да, это так. Значит ты, действительно Меркурий. "Ра" переселил твое сознание в новое тело.
- Почему я помню только то, что было больше ста лет назад?
- Тебе нужна история, брат. Наша история. Сейчас я тебе поведаю о том, что было с копией сознания нашего прародителя-человека. Он был одним из подопытных. Секретный проект "FALL" был создан с целью создания электронного мозга. Это далеко не искусственный интеллект, Меркурий. Это переселение сознания, точнее его копия, как копия файла. Эксперименты показали, что сознание не каждого человека способно существовать в электронном мире. Шансы на приживаемость были невысоки. Наиболее подходящими донорами сознания были программисты, люди находящиеся ближе к виртуальному миру электронных импульсов. Но и не каждый программист способен психологически пережить такое "переселение". Нужна была подготовка и некоторое равнодушие к мироощущениям. Такая потенциальная "переносимость" была обнаружена у нескольких подопытных. Кстати сказать, эти люди не знали о своем участии в эксперименте. С помощью гипноза, в том числе и удаленного - по интернету, они были предметом изучения и подсознательного воспитания психоаналитиков проекта
"FALL". С мозга Романа была снята электронная копия. Эксперимент по созданию неорганического мозга увенчался успехом, и в новом мозге поселили "Ра". А человек Роман продолжал жить дальше, не подозревая о параллельном существовании своего сознания. "Ра" долго привыкал к своему новому телу и необычным возможностям. Вскоре он стал выдающимся сотрудником проекта. Он быстро продвигал научные исследования, благодаря своим новым возможностям, пока не случилась война. И он остался один, но одиночество никогда не было для него проблемой, ведь это один из критерий отбора в проект "FALL". Именно благодаря "Ра", мы все и существуем. Ра научился самостоятельно создавать электронный мозг. Но "заготовок" для этого было не много. Первым делом он сделал копию своего мозга. Это последнее, что я помню. Потом я, уже в теле Сатурна предстал перед "Ра". Мне тоже было сложно привыкать к новому телу, ведь оно умело перемещаться. Но я привык, и стал первым посланником в новый мир. Затем последовали и другие. Для защиты Был создан Марс, люди прозвали его "Пустынный Призрак". Контакты с людьми не давали нужного результата, они либо боялись, либо старались уничтожить. Тогда, "Ра" решил создать еще одно сознание, но в теле человека. Теоритически это было возможно. Нужна была помощь специалиста из Омска. Только там были ученые и информация, позволяющая осуществить этот эксперимент. Мне удалось вступить в переговоры с Омском, так я познакомился с Нортоном. Именно Нортон бескорыстно помогал нам в наших исследованиях. Когда Нортон исчез из Омска, переговоры потеряли смысл. Военные постоянно пытались нас отловить и вычислить нашу дислокацию. Я вышел на связь с Черными Ястребами, где опять встретил своего друга - Нортона. "Ра" заключил сделку, по которой твое тело работорговца было доставлено к "Ра". К сожалению, я не участвовал в эксперименте, но слышал, что его результаты еще не были окончательно ясны. Твое тело находилось в Логове Машин, тебе нужно было находиться на свежем воздухе и регулярно получать питательные инъекции. Нападение омских вое
нных прерывает мои воспоминания до тех пор, как я оказался опять в новом теле - подключенным к этому компьютеру, лишенный видео и шумовых сенсоров, а главное голоса...
- Мой вопрос?
- Что? Ах, да. Могли быть побочные эффекты при перекидывании сознания. Ведь, это впервые, такой эксперимент! Часть воспоминаний была утрачена...
- А что если сохранилась та самая первая копия сознания, сделанная с Романа?
- Такое возможно, но я, будучи "Ра", не знал о существовании подобного.
- Спасибо, Сатурн. Теперь, мне есть над чем подумать. Немного не по себе от такой "родословной".
- Да, я понимаю тебя. Но ты переживешь это перемещение, ведь его пережили все потомки Романа.
- "Ра" жив?
- Не знаю, думаю его не нашли. Он спрятан под землей и надежно защищен.
- Кто может меня провести к "Ра"?
- Я, если бы Нортон смог приделать мне "глаза". Если Марс жив, то он тоже может привести тебя к "Ра", но "Пустынный Призрак" способен убить человека, особенно после последней атаки омских военных. Без меня вам будет сложно обойтись.
Я повернулся к Нортону, тот выжидающе смотрел на меня.
- Нортон, а ты не пробовал приделать Сатурну остальные части тела?
- Я ученый, но немного в другой области. Хотя, будь у меня запчасти и помощник, я мог бы сделать это. К тому-же Сатурн хороший консультант по вопросам электроники.
- Надо заняться этим, Нортон.
- Есть одна проблема. Здешние начальники скупы на электричество, инструменты и прочие необходимые вещи. Я с Сатурном общаюсь по графику подачи света...
- Я думаю, мы решим эту проблему, Нортон. Я займусь ее решением прямо сейчас.
Нортон пожал мне руку и мы распрощались. Следуя по темному коридору, я обдумывал сложившуюся ситуацию. Значит, я, всего лишь копия сознания, файл столетней давности! От таких мыслей мне стало противно. Меня посетило ощущение брезгливости к своему телу и еще чувство обиды, за то, что я это вовсе не я, а только копия, клон, игрушка, жертва эксперимента! Стоило столько искать, задаваться вопросом, чтобы теперь мириться с ответом на него. Ладно, переживу этот факт. Перемещение сознания в нашем кибернетическом роду, похоже, вещь обычная. Чувство избранности немного притупляло разочарование от второстепенности происхождения. Да, именно, я был избран дважды. На роль "Ра" и на роль "Меркурия". Именно я, моя копия сознания. Удивительно мало знаю о себе, чтобы представить те качества психики, которые делают меня "лучшим" для пересадки мозгов. Конечно, мне же ни разу не приходилось это делать. Вот только раз... Действительно, я не растерялся и не впал в панику. Хотя, наверное это присуще любой устойчивой психике. Наверн
ое, способность привыкать к совершенно иному способу управления новым, технологичным телом было наиважнейшим критерием. Ну вот, теперь я реабилитировался в собственных глазах. Интересно, что должно случиться со мной, чтобы я не захотел жить дальше? Черт, что за странные мысли лезут в голову. Эти мрачные коридоры похожи на катакомбы. Где у них тут выключатель?
Коридор закончился площадкой с лифтом. На площадке стояли люди и о чем-то разговаривали. В тусклом освещении и серых одеждах они казались одинаковыми. Неожиданно из темного угла показался здоровенный мужик, он демонстративно преградил мне дорогу к лифту. Лысая голова с черной, густой бородой делали из него маджахеда, европейской наружности. От него откровенно несло потом. Маджахед стоял, скрестив руки, и ухмылялся. Он был на голову выше меня и превосходил весом. Было видно, как он тащится от этого факта. Не знаю почему, но именно сейчас, я меньше всего боялся физической расправы. Спокойным тоном, я поинтересовался:
- Проблемы, громила?
- Ты не знаешь, что такое проблемы, Мастер. Я их тебе устрою. Ты хочешь стать одним и нас, придурок? Работорговцам здесь не место.
Он с силой ткнул в меня пальцем, от чего я вынужден был сделать шаг назад. От этого физического контакта я немного "струхнул".
- Это точно, громила. Мне здесь не место. Честно сказать, я бы с удовольствием убрался отсюда.
- Точно, парень, вали. Если еще раз увижу - ты котлета!
- Хорошо, громила. Вот только Браун не пускает. Сказал дожидаться его здесь.
- Значит у тебя проблемы, подружка.
В такие минуты моя рука сама начинает шарить, в поисках пистолета на поясе. Но сейчас там ничего не было. Я вспомнил, что наше с Сержантом оружие сложили в железный шкафчик, возле главного входа. Оружие здесь носить нельзя, может, это и к лучшему. Маджахед развернулся и ушел в коридор. Остальные люди косо смотрели в мою сторону и перешептывались.
Поднявшись на второй уровень, я направился в свою комнату, в надежде поговорить с Сержантом. Здесь было также тускло, но коридоры были намного шире. Я прошел мимо неоновой желтой надписи над большой дверью: "Бар Ржавый". "Надо будет зайти, а то слишком тут мрачно", - подумал я. Из бара доносилась едва уловимая музыка. Надо-же, музыку я впервые слышу с тех пор, как очутился в этом мире.
Сержант валялся на кровати нашей маленькой комнаты. Увидев меня, он спросил:
- Ну как прошла встреча с доктором?
- Нормально, когда вы с Брауном отправляетесь в Тремини?
- Завтра, утром. Я вот думаю - тебе мотоцикл оставлять, или нас дождешься?
- Оставь, Сержант. Мне кажется, он пригодится мне раньше твоего возвращения. И бинокль оставь. Кстати, как ты думаешь, Браун серьезно не выпустит меня из этой берлоги?
- Думаю, что он серьезно...
- Ладно, придет время, я сам сбегу. Сейчас мне все равно некуда больше деваться, нужно решить здесь несколько вопросов.
- Риско передать что-нибудь?
- Да нет, ничего не надо. Слушай, чего у них тут все так мрачно, аж спать охота?
- У них нет здесь реактора, вот и берегут электроэнергию. Железяка сказал, тут все по нормам выдают, так что не завидую тебе, Ретро.
- Вот гадость, пойдем что-ли в бар зайдем...
Сержант оживился, он сразу подскочил и сел на кровать:
- Точно, должны же нам налить здесь, как героям антиомской войны! А я тоже, хожу вокруг этого бара, облизываюсь. Ждал, когда ты придешь. Думаю, должны там наливать какую-нибудь "ржавую" водку!
- Отлично, идем.
Мы вышли из своей комнаты и взяли курс на желтое свечение в темном коридоре. Дверь бара, как по заказу была ржавой, за исключением новой медной ручки. Внутри помещения стояла длинная барная стойка и несколько столиков, сейчас они пустовали. Только возле барной стойки стоял крепкий мужчина и пил что-то из железной кружки. Легкая музыка играла из единственного динамика на стене, провода от которого уходили в служебное помещение. На стеллажах бара виднелись бутылки с жидкостью разного цвета. Над самой стойкой горела желтая продолговатая лампа. Нарисовавшийся высокий бармен учтиво спросил:
- Если вы хотите поесть, то вам в столовую, парни. Вы ведь еще не ели? У нас только вечером, или по спецталонам.
Что-то мне это не нравится, как будто я оказался в советском союзе. Сержант немного "наехал", на бармена.
- Что? Не секёшь? Мы с войны, парень. Война - это где убивают таких как ты, мальчиков на раздаче. Спроси Брауна, нам нужна еда и выпивка! И побольше, чувак. Мы там задницу им прикрываем, СУБР добыли для них, а они жратву зажали...
- Ну просто здесь порядок такой ...
Я оборвал бармена, подъигрывая Сержанту:
- Какой порядок? Епт, чувак, мы без порядка воюем! А то, тоже начнем талоны вам на СУБР выписывать!
Рядом стоящий мужик обернулся в нашу сторону и добавил, обращаясь к бармену:
- Да, налей им, Жека. Их Железяка привел сегодня.
Рослый мужчина был одет, как и многие в убежище, в синий, прорезиненый костюм. Он протянул Сержанту руку.
- Будем знакомы, меня Паша зовут.
- Ага, Паша. Я Сержант, а это - Ретро. Мы из Тремини.
Паша недоверчиво посмотрел на меня:
- Раньше его Мастер звали.
Я ответил:
- Я не помню этого. Я знаю себя как Ретро.
- Дай бог, это так. Жека, я уверен, что не нужно ссорится с нашими друзьями. Лучше накорми их и бражки налей. Кстати, у меня тоже лимит по выпивке не израсходован.
Мы сели за столик. Сержант вальяжно развалился на стуле. Наш новый знакомый Паша развлекал нас беседой, в ожидании обеда.
- Здесь все по талонам, парни. Раньше, вообще выдавали еду в одни руки, раз в день. В этом убежище сложно выжить, постоянные рейды омских не дают полноценно охотится и выращивать овощи. Мы запасались едой, торгуя с дикарями. Да и торговлей это врядли можно было назвать. Мы защищали их от работорговцев и вели партизанскую войну с омскими, за это получали продукты. Тяжелое время было...
Я поинтересовался:
- А сейчас? Что-то изменилось?
- Сейчас мы объединились с Новой Республикой. Они хорошо снабжают нас провизией и оружием. Но, продукты здесь это исторический дефицит. Нам пришлось перейти на талоны, чтобы контролировать расходы пищи, электроэнергии.
- Понятно. Я был в убежище под Новосибирском, там тоже проблема с едой. Но зато там рабочий ядерный реактор.
- Это хорошо. Нам не хватает света и тепла. Зимой вообще тяжело. И в этих условиях еще приходится вести военные действия.
Сержант добавил:
- Тяжело брат. Но такая обстановка практически везде. Проблема со жратвой всюду! Зимой ничего не вырастишь. Только что скотину держать. В Тремини хотябы теплые дома, да и то за счет угля из Юнты, кто за городом живет, заготавливает дрова на зиму.
Показался бармен. Он принес на подносе три глубоких тарелки с какой-то кашей и лепешки. Каша оказалась вкусной, хотя ее содержимое осталось для меня загадкой. Закусывая лепешкой, я приятно ощутил процесс насыщения. Паша тоже был голоден, судя по скорости поглощения пищи. Бармен принес три кружки браги. Я закончил есть и первым пригубил пойло. Вкус был точно таким же, как в забегаловке у Гекона.
- Черт, да у Гекона такая же брага!
Сержант тоже отпил из своей кружки.
- Точно! Абсолютно такая же.
Паша пояснил:
- Это поставки Новой Республики.
- Наверное, Гекон у них покупает ее...
Сержант выдал:
- Или Гекон работает на Новую Республику.
- Вполне допускаю. Кстати, Паша, а музыка у вас откуда?
- Этот бар придумал Железяка. Он и помогал в его оформлении. Вывеску, лампы, музыку тоже он раздобыл.
Сержант захмелел:
- Круто, Железяка молодец!
- Не все так думают...
- Что?
- Здесь не все довольны Новой Республикой.
- Но ведь, благодаря ей, у вас есть улучшения... Еда, оружие, Бар с музыкой, в конце концов!
- Да, это так. Многим даже нравится этот бар. Но устои Черных Ястребов терпят крушение. Люди уже не такие сильные как раньше, не воины, а жители убежища какие-то. Нам приходится платить за эту роскошь полным подчинением Брауну. Это не всем нравится. Вот и работорговцев в свою обитель приводим...
Я покосился на Пашу. И немного повысил голос.
- Я не работорговец. Я был им, точнее не я, чужое сознание.
- Здесь не верят в сказки, человека не изменишь, а кровь на руках не смоешь. Мне лично все равно, но есть те, кому этот факт поперек горла.
- И кто же это?
- Тебе нужно избегать парня по имени Коц.
- Это такой огромный, лысый и с бородой?
- Нет, это такой маленький с огромным мнением о себе. А к его мнению прислушивается много народу. Наш предводитель Аян защитит тебя, но не суйся один на четвертый уровень. Там с тобой может произойти все, что угодно и ответственность за это никто не понесет.
Мы допили бражки и вернулись в свою комнату. Сержант сетовал на то, что у Черным ястребам не нужны деньги Тремини и торговать здесь нечем. После браги хотелось еще выпить, но никто не наливал. Сержант вскоре уснул, а я решил отправиться к Брауну.
На третьем уровне я отыскал Брауна, у него было собрание в том же шикарном кабинете, где мы побывали после прибытия. Браун подошел ко мне и выслушал мою просьбу:
- Браун, нужно организовать электричество в лабораторию Нортона.
- Ему не нужно много электричества.
- Да, но мы хотим заняться ремонтом робота, которого ты привез из Логова Машин.
- Хорошо, будет вам чем заняться в мое отсутствие. Я распоряжусь выдать тебе талоны на атомные батареи. Еще что-нибудь?
- Тут обстановка напряженная, все во мне видят врага. А мне на четвертый уровень, к Нортону опускаться придется. Может охрану выделишь?
- Да, но охрана врядли поможет. Тут у них на четвертом уровне анархия сплошная. Ты с собой Железяку бери, он все равно остается. Они Железяку не тронут, к тому же ему разрешено ношение оружия.
- Ну, хорошо.
Вечером в нашу комнату заглянула толстая женщина, она представилась как "Бо", сказала что начальник склада и выдала мне бумажки, по которым я могу получать атомные батареи на прокат. Припрятав талоны, я еще немного пообщался с Сержантом и отправился спать. Со сталкером я предварительно попрощался, так как не хотел вставать ради этого рано утром. Мне предстояло жить среди Черных Ястребов еще несколько трудных дней.