Рассказы
Главная
Омск. Приквел.
Юнты. Начало.
Fallout in Siberia
Восемь лет спустя
Карта сайта
Страницы пользователей

2021.06.21 MSK 09:33
Сейчас на сайте:

Ржавые войны. Восемь лет спустя.


doom Thu Apr 28 2016 22:21:11 GMT+0700 (KRAT)

Глава 6. Лесные тропы.


Усевшись за обеденным столом, я ждал дальнейших событий. Пусть будет что будет. Изначально я был готов к такому развитию событий. В любом случае будет какое-то наказание. Моя задача лишь его смягчить. Шерман уселся подальше от двери и швыркал чаем, посматривая из подлобья на входной проем. Лок появился не сразу, сначала он что-то утрясал, разговаривая с охраной. Я успел налить себе кружку чая прежде чем он нарисовался. Жесткий взгляд холодных голубых глаз буквально вжимал меня в стул. По этому взгляду мне стало ясно, что дело обстоит серьезней чем я предполагал. Этот идеологически настроенный военный комиссар может принять совсем не ожидаемые мной меры. Шерман заерзал и даже привстал чтобы деликатно свалить перед крутым разговором. Лок его осадил коротким и уверенным "Сидеть".  По его лицу было видно, что он себя сдерживает, ему бы хотелось наверняка применить насилие по отношению ко мне. Я ему и без того был не приятен, а сейчас, так прямо видно что он готов сожрать меня живьем. Однако он кашлянул и начал спокойно говорить, как бы следуя некоему этикету.

- Мне доложили о том, что вы вчера нарушили приказ. Самовольно вышли за пределы гостевой зоны. При этом применили силу по отношению, как минимум, к трем ратникам. То есть, ... Ретро нападал трижды на моих людей. Нападение на ратников ...

Преамбула выслушана. Я только сжал челюсти.  Лок посмотрел мне в глаза и добавил:
- Эти действия классифицируются как вражеская разведка и измена. У меня по уставу, есть конкретный протокол действий на этот случай.  Руководствуясь этим протоколом, я могу прибегнуть к немедленному устранению предателя, то есть его ликвидировать.

Шерман подал голос:
-Лок, я вообще был не в курсе. Я спал...
- Шерман, вы врете. Вы как минимум были в курсе всего происходящего. Однако ваша вина состоит лишь в вашей жалкой трусости и пристрастию к алкоголю. Сейчас вы свободны. Но выговор, как вы понимаете,  вам обеспечен... со всеми вытекающими...


Шерман быстро ускользнул в коридор. Я попытался выглядеть спокойно и даже немного небрежно, хотя чувствовал что задуманное Локом уже не подлежит корректировке, что бы это ни было. Но всеже можно было поторговаться. Этот вояка с большими полномочиями и явной личной неприязнью ко мне мог наломать дров. Нужно давить на слабые места... протокольные.

- Да ладно тебе, Лок. Ну скучно мне было, понимаешь? Хотелось взглянуть на местные достопримечательности. Заодно проверил твою систему безопасности. Она так-то слабенькая оказалась. Пионерлагерь, а не военная база...

- Я только перечислю факты. Факты из которых складывается неприглядная картина. Ты был в производственном помещении. Говорил с Маратом. Ты узнал про органоидов, про производственную цепочку. Ты друг Димона, который работает на наших врагов. Мы везем тебя на переговоры с Республикой. Ты знаешь о местоположении Логова, технологии органиков, теперь имеешь представление об органоидах. О наших силовых возможностях и даже о наших деловых отношениях с соседями. Кроме того ты славишься тем, что имеешь свои собственные взгляды на происходящее в логове. Ты не присягал на верность РА... Все эти факты говорят мне об одном - ты источник опасности. Ты бомба начиненная знаниями, которую хотят заполучить враги. Я хочу чтобы ты понимал, что я имею полномочия просто тебя пристрелить прямо здесь и сейчас. И я не могу найти причин это не сделать. Твоя персона слишком важная для РА? Я упомяну в рапорте, что мы долго тебя искали в хоазисе, но ты бесследно исчез. Республика не слишком будет расстроена, если на переговоры привезут другого человека. Но этот человек будет надежнее тебя.

- Слушай Лок, я не спорю, факты которые ты сложил в свою мозайку полная правда. Но почему ты их трактуешь так, как тебе хочется и упорно не хочешь признать, что твоя картина как минимум не полная? Есть и другие факты, которые нужно брать во внимание, чтобы что-то понять и не сделать непоправимых ошибок. Во первых, я восемь лет жил в логове и помогал РА создавать органиков. То есть это все, в каком-то смысле и мое детище. Во вторых, мне, да и не только мне, как человеку не чуждому этих технологий, как ученому, интересно во что это переросло. А то возникает ощущение, что военные просто отбирают у нас результаты нашего же труда. В третьих, меня выбрали для переговоров именно потому, что я не хлопну на них дверью и не объявлю войну Республике. Именно потому, что я не военный и не настроен так категорично как, скажем, ты. Я не называю Республику врагом и поэтому есть шанс мирного договора. Короче говоря, потому что я не хочу войны. Иначе Угорь меня бы не посылал. А ратники все твои живы и здоровы...

- Твоя вылазка вчерашняя похоже на продуманную разведку. Я не исключаю, что ты можешь быть шпионом Республики. Так зачем рисковать, не лучше ли тебя просто пристрелить сейчас?

- И ты считаешь, что это останется безнаказанным? Нет, серьезно, ты думаешь, что РА не знает о том что здесь происходит? Напряги голову, Лок. У вас не все так гладко тут внутри ... У вас разногласия между ведомствами. Между Логовом и этой базой просто болото всяких тайн. РА, ученые и военные начинают играть в свои игры. Как это ни печально, но единства нет.  И если бы я и был разведчиком, то работал бы далеко не на Республику... Не совершай глупостей Лок. Главный вопрос, который надо расследовать внутри нашего ... даже не знаю... симбиоза ученых, машин и военных - это кому хочется сейчас войны? А я вижу кто к ней готовится... А РА, ему не нужна война... А еще хотелось бы доверия.

Похоже, что-то поменялось во взгляде собеседника. Уверенность в том, что со мной можно было расправиться втихую немного пошатнулась. Я сам дивился своей изобретательности, хотя действовал на ощуп. Идея о том, что РА может и хочет проинспектировать деятельность своих военных еще вчера показалась мне удачной. Возможно, я попал в точку, РА не был в курсе всего происходящего в хозяйстве Угря. Если это так, то уничтожение меня на этой базе  создало бы еще больше недоверия между начальниками. А подвести своего начальника Лок не мог. С другой стороны, возможно, именно такой поворот событий приговорит меня к умерщвлению в обязательном порядке, но только при других обстоятельствах и после согласования с Угрем.

Лок откинулся на стуле, это свидетельствовало, что он уже не так напряжен.
- Какого черта...

Он встал и подошел к маленькому окошку. Отдернув занавеску куда-то посмотрел. Потом повернулся ко мне, сейчас он стоял достаточно близко и от него чувствовалась какая-то угроза. Интуин зашевелился, подавая сигналы опасности. Почти обязательно что-то должно произойти. Я напрягся и, Лок это понял, немного отступив он облокотился спиной о стену.

- Какого черта, Ретро, тебе нужно? Меня просто бесит твоя наглость и неприкасаемый статус. Статус, который был таким в логове. Но... не здесь и не сейчас. Если ты не шпион, то шкодливый ребенок. Ребенок, который не верит в серьезность происходящего. Которого нужно проучить. Твои действия, да и ты сам не вызываешь уважения. Для меня ты никчемное избалованное ничтожество.
 Глаза сужались, выдавая злость, когда он говорил.

- Как и любой ученый? Так, Лок? Ботаники ведь не достойны уважения? Они ничтожества, инструмент и материал для таких как вы? Это ты хотел сказать?


Узкие губы скривились в дугу отвращения.
- Что вы можете? Жить и копошиться в теплом дерьме... как черви. Да вы не способны не то чтобы себя защитить, сходить в туалет без приключений. Но при этом мните себя богами...

- Ну тебя прет, Лок. Никто не мнит себя богом, лично я - нет, да и тебе не советую.
- Слова... Как много от вас шума и проблем.
- Ну жизнь вообще не рай...
- Заткнись! Что ты знаешь об этом? Ты просто паразит.

Лок, видимо словесно иссяк. Ему совсем не хотелось продолжать беседу. Свое отношение ко мне он уже выплеснул, больше его ничего не интересовало. Из под длинного брезентового плаща он вынул транк и выстрелил мне в ногу. Все произошло слишком быстро, чтобы я смог отреагировать. Последовал не очень сильный удар, скорее толчок ногой в грудь и я упал вместе со стулом на пол. Я попытался встать, но нога бесчувственно волоклась как не своя, упрямо не сгибаясь в колене. Лок схватил меня за куртку и подтянул к себе. Он получал удовольствие от того что делал, это было видно по его горящим глазам. "Поверь, ты был близок к смерти сегодня", - сказал он и с силой врезал своим кулаком по моей физиономии. Удар головой об достчатую стену, затем падение, удар сапогом по голове. Руки сами подтянулись и закрыли голову, но тут же удар пришелся в бок,в живот ... Лок не мог остановиться еще минуты три, методично всаживая в меня тяжелые сапоги. "Ничего, это все мелочи и не такое терпел",- мелькало в моей голове. Затем послышался свистящий звук разряжаемого в меня транка. Тело вдруг полностью исчезло, даже лицо онемело. Боль ушла и мне вдруг стало смешно. Просто хотелось хохотать, но получался только "...ыхых". Лок просто идиот, он  облегчил мне страдания, лишив меня чувствительности.

Очнувшись от тряски, я увидел знакомый пейзаж - серый снег и ёлки. Лицо уже не было онемевшим, чего нельзя сказать про остальное тело. Я был привязан как грузовой мешок, благо голова была повернута в сторону и было хоть что-то видно. Неплохо отделался, учитывая, что Лок, похоже готов был и придушить меня в порыве ярости. Он прямо обрадовался своему счастью, что появился предлог меня грохнуть. Странно, мне казалось, что он сдержанный. Но вот я увидел как он "сорвался" и пошел на поводу у своих чувств. Конечно, это продемонстрировало его слабое место. Похоже он сам не до конца понимает суть нашего мероприятия и уж тем более всю сложность отношений между РА и Угрем. Молодость вообще один сплошной недостаток.

Мы тряслись еще наверное часа три, затем сделали привал. Меня стащили со страусонога и положили на разостланные шкуры. Ратники безмолвно, как им и положено, суетились, обустраивая привал. Вскоре уже горел костер, подогревая что-то в котелке над ним. Тело еще не слушалось, хотя голову мне повернуть удалось. С нами было шесть ратников, значит усиление. Все экипированы по полной программе - калаши, транки. Леса здесь не безопасные, это я еще со своего побега из Юнты помню. Как минимум, рискуешь попасть тиранам в лапы. Да и человек тут тоже не редкость, а этот охотник самый коварный. Оглядев себя, я понял, что не был связан. Действие транка наверное продлится еще часа четыре или больше. В обзор попал Шерман, он наклонился ко сне с кружкой воды. "- На, выпей...", - сказал он, приставляя кружку к моим губам. Пить действительно хотелось. Я глотнул холодной воды, язык плохо, но ворочался, вкус присутствовал.
- Спасибо, Шерман.
- На вот еще таблетку.
Он сунул мне серенький квадратик адаптанта и дал запить водой. Вспомнил об интуине, но совершенно его не почувствовал. Надеюсь он не сдох от транка. Шерман сел рядом. Лока я не видел.
- Где Лок?
Шерман махнул рукой в сторону.
- Тут, отошел просто. Ты как?
- Норм. Чувствую себя овощем.
- Хе, он много всадил в тебя. К вечеру отойдешь. Нормально он тебя отбутузил, вся морда в синяках.

- Я знал на что иду. Мелочи. Мы когда до Тремини дойдем?
- Лок сказал, что двое суток. Мы ведь в обход...
У тебя там все в порядке?
- Где ... таам?
Шерман улыбнулся.
- Ну хер его знает где, но таблетки то ты не зря жрешь?
- А... ты про это. Без понятия, не чувствую все тело, мож обосрался и не знаю, нашел еще когда спрашивать.
- Да уж, не думал я что Лок вот так вот отреагирует. Хотя предупреждал тебя, чтобы не лез куда не следует. Военные вообще полные кретины, ведь говорил я что нельзя тебе транк...
- В смысле, он у тебя спрашивал, не сдохну ли я от транка?
- Ну да... еще в начале пути. Не нравишься ты ему... сразу хотел тебя обездвижить, да я отговорил.
- Понятно, надеюсь он мне не вхерачит еще транка на оставшееся время пути.
- Нет, ты что, это уже будет опасно для жизни. Труп же он не хочет привести...
- Надеюсь.

Вскоре я увидел Лока, сразу подметил, что в мою сторону он даже смотреть не хочет. Весь в заботах, распоряжается. Уселся пить чай и то все время посматривает куда-то в сторону леса. Может, ждет кого-то? Лицо у него напряженное. И почему у этих ребят простой переход через Юнтовский лес превращается в сложную операцию? Я бы уже давно в Тремини был, а мы тут ходим кругами.

- Слушай, Шерман. А мы ждем кого и вообще, нас сколько?
- Пять ратников, Лок, мы с тобой... ну и так как-будто все.
- Как-будто?
- Ну не знаю, есть ощущение что мы не одни. Лок кого-то еще координирует, как мне кажется.
- Ага, еще одна группа идет за нами.
- Может быть.
- Перестраховывается. Не удивлюсь, если там три взвода идут за нами по пятам.

Мы шли еще часа четыре. Уже темнело. Мы остановились и немного передохнули, но к ночлегу не готовились. Вскоре все прояснилось, Лок ждал темноты, чтобы перейти реку. Река была широкая и при ее пересечении мы были бы как на ладони. Лед ранней весны пока еще держал и вообще замерзшая река была хорошей, ровной дорогой. Зимой, если было на чем ездить, то старались передвигаться по реке. Это было быстрее, чем пробираться через леса. Но, конечно, нам этот вариант не подходил. Перебрались мы без приключений. На другой стороне на встретил крутой берег, поэтому мы еще потратили время на поиск места для подъема.

Скрывшись в уютных объятиях леса, Мы перешли на ровный шаг, еще спустя несколько минут Лок остановил движение и дал указание искать место для ночлега. Вскоре все  расположились вокруг костра, меня положили на шкуры. Тело уже давно горело и покалывало - первые признаки что онемение проходит. Я немного подвигал рукой. пальцы еще не слушались. Шерман опять выдал мне таблетку и воду. Так как я не мог держать ложку, Шерман еще меня покормил горячей кашей. 

После ужина все начали укладываться спать, но я не был уставшим и спать не хотелось К тому же тело неприятно покалывало. Так, глядя на огонь костра я еще пролежал около часа. Тело стремительно возвращалось ко мне. Я уже смог двигать пальцами, сгибать ноги в коленях. Воспользовавшись этим, я подполз поближе к огню, лицо приятно обдало теплом. Я вытянул руки и с удовольствием почувствовал жар. В руке что-то шевельнулось и я облегченно выдохнул. Впервые я был рад почувствовать интуина внутри себя. Интересно, Лок догадывается о том, что я начинен инородной органикой? Возможно, но какой именно органикой, он не знал.

Надо же, стоило подумать про Лока, как он тут-же нарисовался. Он вышел из хвойной ночной мглы и подошел к костру. Откинул капюшон, потер ладонями лицо, вытянул руки к огню и спокойно посмотрел на меня. Спокойно, без каких либо эмоций, без злобы или отвращения.
- Не спится?
- Да, прихожу в себя.
Лок кивнул.
- Хорошо. Я думаю, к утру сможешь передвигаться самостоятельно. Синяки скоро пройдут, на переговорах будешь как новенький.
- Вещи мои все забрали?
- Да. Только отдам тебе их в Тремини. Надеюсь понятно почему?
- Да уж, повторять не требуется.
- Вот и хорошо. Постарайся вести себя тихо, целее будешь.
- Все таки не понятно зачем мы кругами ходим. Юнтовский лес стал таким опасным? Мы кого-то боимся, Лок?
- Не твоего ума дело. Просто так надо. Через сутки будем на месте.

Лок ушел спать. Он выглядит спокойно, возможно все детали уже обговорены с Угрем. Вот только каков результат этих переговоров? Тут варианта два - или Угорь приказал меня грохнуть или пока весь план с переговорами в силе. Скорее всего второе. Однако Лока дразнить наверное больше не стоит, доберемся до Тремени и там уже пошлю его куда подальше.

Утро встретило нас собачьим холодом. Такие перепады температуры весной особо не приятны. Повышенная влажность, ветер и резкий холод воспринимаются тяжелее стабильных зимних морозных дней. Солнце еще только начало освещать небосвод, а мы уже скакали меж черных сосен. Я не выспался и потому не стал есть с утра. Зато теперь в пустом желудке плескалась кружка наскоро выпитого чая в такт рысьему бегу страусонога. Если с нами идет еще одна группа, то интересно следует ли она за нами или идет впереди? Пока я затруднялся дать ответ на этот вопрос. Не то, что он меня мучил, просто больше думать было не о чем.

Я глянул на часы. Зеленая подсветка в темноте горела ярко. Часы показывали 7:45, рановато встаем. Тут я вспомнил, что время на моих часах сбито после похода в хоазис. На часах Лока, наверное, сейчас минут на сорок меньше. Я мысленно воспроизвел происходившие с нами события того дня. Лок как-то слишком просто отмахнулся от аномалии со временем, Шерман тем более. Скачок времени на наших часах в действительности никак нельзя было объяснить, кроме искажений во времени. Допустим, наши с ратником чувства нас подвели и нам показалось, что мы отсутствовали дольше сорока минут. Но путь, который мы проделали только в одну сторону не мог быть меньше тридцати минут. А обратный путь был намного труднее.

Если это временная аномалия, то остается вопрос: "в какой момент она случилась?". Имел ли место резкий провал во времени или мы просто попали в зону с растянутым временем? Логово посылало экспедиции в хоазис, с целью добычи интересных экземпляров для органиков. Эту аномалию должны были заметить.  Возможно, этой аномалии раньше не было, возможно она имеет ситуативный характер, а возможно, это просто держится в секрете. Но тогда зачем это скрывать? Предположим, что в хоазисе время течет по иному... выгодно надо сказать течет. Тогда можно добывать один из самых ценных ресурсов - время. Строй в хоазисе базу и все процессы в нем будут проходить быстрее по отношению к остальному миру раза в два! Может, такая база уже есть... Хотя это место и не кажется безопасным, но игра стоит свеч.

Знает ли об этом Шерман? Лок? Нортон? Ну РА то уж точно знает. Мне ничего не говорят, так как я переговорщик и не должен знать ничего лишнего. А вот на счет Лока я не уверен, складывается у меня ощущение, что с военными тоже не всеми знаниями делятся.

На дневном привале я решил немного помучить вопросами Шермана.
- Слушай, Шерман, я вот про хоазисы тут вспоминал. Наши ведь посылали туда экспедиции? Ты что слышал о результатах?
Шерман небрежно бросил:
- Да ничего особенного.
- Ну вообще-то место само по себе... немного не обычное.
- Да я уже все сказал тебе. Аномально тепло, зверье всякое водится ... необычное. Вот собственно за зверьем туда и ходили. Брали образцы, вообще органики все именно на этом сырье разрабатывались. Ты наверное думаешь, что его усиленно изучают? Поверь мне, хоазис просто изучать некогда, тут и без того ребусов хватает, куда не ткнись...
- А кто конкретно туда ходил? Военные?
- Ну да, а кто еще? Ратники, с ними обычно один ученый. По сути это была просто охота. Кое какие образцы флоры, насекомых там... собирал ученый, а ратники валили из транка все что движется и волокли одобренные экземпляры в логово. Ничего необычного... кроме изобилия флоры и фауны.
- А аномалии, типа временной... не замечали?
- Не знаю, я ничего об этом не слышал. Вообще-то уже давно в хоазис не ходят. По началу много ходили, затем это стало просто не нужно. Мы научились выращивать ткани, генетический материал взяли, с ним и работаем.
- А если временная аномалия действительно есть? Это ведь не только просто интересно, но и выгодно.
Шерман пожал плечами.
- Может быть и выгодно, да только страшно. Как ей управлять, этой аномалией? Слишком все это не предсказуемо... вот в Новосибирске тоже аномалия, так там ... живым бы остаться. Ты ведь сам знаешь...
- Да, походы в Новосибирск то еще удовольствие.
- Вот и хоазисы. Там зверье чем глубже, тем опаснее. Те, что на вас напали - еще цветочки, самые ягодки в глубине.
- Ну неужели при желании не справились бы с животными-то?
Шерман покачал головой.
- Ну вообще-то я даже не понимаю зачем тратить силы на это. Мы как-будто занимаемся органиками и на то время не хватает. Но на твой вопрос отвечу, тем более, что кое что припоминаю из отчетов. Там, Ретро, действительно аномалия. Выражается она в том, что состав почвы, растений, животных, да и воздуха в хоазисе мало совместимый с человеком. Чем глубже в хоазис, тем этот эффект сильнее.
- Интересно, то есть, скажем, там просто токсичная среда?
- Ну токсичная для всего к чему мы привыкли. Тамошние животные и растения чувствуют себя превосходно. Ну и еще одно, фауна хоазиса намного опаснее чем ты думаешь. Формы жизни неожиданные, то есть не понятно как им противостоять. Это не обязательно крупные организмы, с крупными как раз проще. А вот всякие там насекомые, змеи. Ах да, помнишь "трубку", которую Скиф облюбовал?
Я сделал вид, что не сразу понял о чем он.
- А, ну да... червь...
- Благо безобидный для человека, но механика пугающая. Жить в такой среде страшновато.
- Ну да, согласен. А что с трубкой-то?
Шерман пожал плечами.
- Да хрен его знает, валяется на полке, наверное, до лучших времен. Времени ни на что не хватает, много идей пылится и ждет своего времени.

Продолжив путь, мы вошли в более густой лес. Огромные сосны вдруг выросли в небо и стало темно, как вечером, хотя был полдень. Снег здесь был совсем зимний, пушистый, совсем не тронутый весенним теплом. Мы сбавили ход, открытой местности было меньше, и тропа наша начала петлять. Как они вообще тут понимают дорогу? Наверное есть хоть какая-то аппаратура, хотя я не силен в навигации. Как-то люди ведь ходят с картой и компасом? Группу вели два ратника, которые шли друг за другом, на небольшом расстоянии от нас. Тесный лес давал все меньше места для маневров. В конце концов мы вышли на небольшую поляну, немного остановились. Ратники медленно двинулись в редколесье. Мы также не торопясь пошли следом.

Вдруг послышался треск и впереди идущий ратник, вместе со страусоногом ухнул куда-то вниз, поднимая клубы снега. Едва слышный человеческий стон, говорил о том, что ратник еще жив. Следовавший за ним ратник резко остановился и попятился назад. Лок жестом остановил группу. Отпрыгнувший ратник показал жестом, чтобы никто не сходил с тропы. Сам он слез со страусонога и стал распаковывать подседельный рюкзак. К нему поспешил еще двое ратников. Вскоре, поддерживаемый двумя ратниками, один спустился на веревке куда-то вниз. Нам не позволяли приблизиться и я лишь предполагал, что именно произошло. Немного погодя ратники вытащили своего товарища. он был весь в крови. Его приволокли к нам и Шерман принялся командовать.Ратник получил  колющее ранение в бедро. Кровищи было море, лицо его исказила жуткая боль. Однако волшебный доктор спустя каких-то пятнадцать минут завершил обработку раны и вколол обезболивающее.

Оказалось, что ратники угодили в ловушку. Под снегом была вырыта яма, на дне которой торчали колья. Лок сказал, что это ловушка на крупное животное или на не прошенных гостей. По всей видимости мы находились в непосредственной близи от какого-нибудь поселения туземцев. Вытесненные охотниками за живым мясом в леса, они вынуждены были становиться более изобретательными в обороне от работорговцев и Псов Аканга. Ратники же имели устаревшие развед данные об этих местах. Эти ловушки могли сильно повлиять на наш поход. Было совсем не понятно, в каком направлении двигаться, единственно безопасным был путь назад. Но как далеко назад? И куда потом? Дойти до окрестностей Тремини можно было часов за десять, а возвращаться назад и петлять, пробуя идти не изведанным путем это потеря еще минимум суток, а то и больше. Обдумывая все это у меня родился план, которым я решил поделиться с Локом.

- Лок, я могу помочь выбраться отсюда.
Лок кольнул меня взглядом:
- Как?
- Смотри. Ловушек тут может быть понатыкано не мало. Искать путь опасно. Самый безопасный, это обратно - след в след.
- И?
- Но потом можно было бы попытать счастья в поиске другого пути. Если ... Короче, чтобы искать другой путь, желательно знать в какой стороне живут авторы вот этой ловушки. Если знать точно, то просто можно обойти их с другой стороны, так?
- Ну, допустим. Но откуда узнать, где эти туземцы живут, в какой стороне, хотя-бы? Выяснять здесь - людей не хватит.
- Да, для людей это не под силу.
Лок посмотрел на меня вопросительно.
- У меня есть пауки разведчики. Ты их конфисковал вчера. Верни мне вещи и я спустя минут двадцать дам тебе картину местности. Они легкие и маленькие, ловушки их пропустят. Датчиков достаточно чтобы собрать информацию - тепловую, звуковую, видео. Найти поселение людей для них плевая задача.
Получать помощь от меня Локу, конечно, не хотелось. Но обстоятельства вынуждали его согласиться.
- Хорошо, валяй.

Ратник вернул мой чемодан. Я ему сделал знак, чтобы тащил все мои вещи. Немного помявшись, он приволок рюкзак. Из рюкзака я достал свой переносной компьютер. Заодно нашарил рукоять пистолета. Из чемодана я извлек своих микронов. Управляющий терминал на руку, синхронизация, паучки зашевелились. Для начала они выполнили сканирование точки отправления. На карте появились тепловые точки, это были мы. Далее каждый паучок, быстро поплыл по снегу, каждый в свою сторону. Один вперед, другие два в стороны от нашей тропы. Лок следил за моими действиями. Я раскрыл компьютер и включил синхронизацию данных от паучков. Заодно слил звуковые файлы, которые добыл на юнтовской базе. Лок все равно не понимал, что я делаю. На экран компьютера я вывел схематичную карту нашей местности. Она пополнялась черными точками - деревьями в три стороны от центра. Иногда паучки останавливались, прислушиваясь, чуть меняли направление и двигались дальше.

Пока Лок смотрел на эту завораживающую картинку я извлек из рюкзака пистолет и сунул его себе в кобуру на поясе. Лок не отрываясь от экрана произнес:
- Ладно, будем считать, что заслужил носить пушку. Но секиру даже не проси...

Также я нашарил свои ножи, которые тоже вернул на свое место - за поясом. Эти игрушки, как амулеты - с ними спокойнее. Все расселись на снегу в ожидании. Было понятно, что вперед мы уже не пойдем, скорее вернемся назад. Ситуация вообще мне показалась несколько необычной. Одни лесные вояки попали в ловушку других. И оказались беспомощными перед лицом каких-то туземцев. Это еще раз напомнило, что нет места в этом мире однозначным суждения о превосходстве. Как минимум все зависит от места и времени. Лок, конечно, недоволен этой неудачей. Разведка сработала плохо, мы теперь как слепые котята. Это потеря времени, изменение планов и потеря бойца, если мы не выйдем скоро к Тремини.

Через километра три, паук, который ушел вправо от нашей тропы, наконец, наткнулся на поселение. Частично обнесенное оградой, Всего с пятью хижинами. Редкие красные точки появлялись на экране. Паук еще немного прошел  вперед и остановился. Я прокомментировал:
- Дальше уже могут заметить.
Лок кивнул.
- Давай всех пауков назад. А этого начинай двигать на восток. Дождемся твоих пауков и начнем отходить. Веди паука на таком-же расстоянии от тропы. Откатимся километра на четыре и свернем на юг.
Лок сказал в сторону.
- Тор, понял?
Ратник, стоявший неподалеку, кивнул.
-  То есть сократим путь?
- Да. Мы и так время потеряем с этим отходом. В обход идти долго, да и не известно на что можно наткнуться. А здесь все более менее известно. Видимо за последние два года работорговцы сильно орудовали в этих местах и в итоге сместили туземцев к северу. Раньше здесь было безлюдно. Ну а теперь ловушек понаделали, обороняются надо полагать от работорговцев. Южнее уже все вычистили наверное, вот там и пойдем.
- Выйдем к Тремени с севера?
- Да. Будем держаться гущи, нам лишние встречи ни к чему. Паук должен в этом помочь.
- Он двигается медленнее группы.
- Зато идет впереди. Перед поворотом заранее скорректируешь, чтобы у него фора километров пять была.
- Хорошо.
Лок одобрительно кивнул.
- И что же ты раньше молчал про этих своих пауков?
- А ты не спрашивал.
- Нам они помогут, в месте, где мы пойдем народу шныряет предостаточно. Мы собственно и хотели обойти его.
Лок окинул всех взглядом. Все смотрели в ожидании на него.
- Идем назад. План похода меняется, заходим с севера. Тор и Нард уходят вперед. Смотрите внимательно, идете четыре километра и ждете нас. Предупредите по рации, если что-то подозрительное заметите.

Двое ратников отделились от группы и припустили на страусоногах по тропе. Остальные спокойно стали готовиться к походу в обратную сторону.  Раненого погрузили на моего страусонога. Пауку, который наткнулся на поселение я указал траекторию движения на восток, остальных направил к месту нашей дислокации.
Лок еще раз посмотрел на всех нас. Потом упаковал свой компьютер, мне было достаточно терминала на руке. У меня мелькнула мысль, что пока Лок не в курсе , я мог провести одного паука немного на запад, чтобы просканировать, есть ли еще какая нибудь группа поддержки за нами, но передумал. Для этого потребовалось бы дополнительное время, а его, драгоценного, у нас и так было мало. Кроме того, я засомневался, что за нами идет какая либо группа. Скорее всего, в этой ситуации, Лок давно бы ее обнаружил для нас и выслал бы назад не своих ратников, а из такой группы. Возможно, была группа, но ее цели были иные, нежели наше сопровождение и мы давно с ней разминулись.

Вскоре из леса показался сначала один, затем и второй паук. Я  упаковал их в чемодан и отрапортовал, о готовности выдвигаться. Лок сказал:
- Хорошо, у нас пять стволов и паук разведчик. Через шесть часов будем на месте.
Я скорректировал:
- Шесть стволов. Мне может что-нибудь посерьезнее дашь?
- Нет, если тебя завалят, то вся миссия насмарку.
- Кто-то недавно меня пристрелить грозился.
- Это могу сделать только я, если на то будет необходимость...
Лок посмотрел на меня серьезно.
- Ты по прежнему под подозрением. Будь уверен, если что - живым я тебя не оставлю.

На шутку это не походило. Лок выполняет миссию по доставке меня в Тремини, но при этом продолжает сомневаться в правильности этого действа. Он хороший солдат, а солдаты приказы не обсуждают. Сначала он меня доставит в Тремини. А потом мне нужно будет как можно быстрее набрать дистанцию между мной и Локом.

Мы двинулись в обратный путь. По натоптанной тропе было удобнее передвигаться. Я иногда посматривал в терминал, что был у меня на руке. Я подобрал для шагомера примерную скорость нашего продвижения, чтобы иметь представление о расстоянии пройденного пути. Кроме прочего, на терминале был компас, по которому было понятно, что мы уходили на северо-восток. Спустя десяток минут наш путь стал вести нас строго на восток. Вскоре мы заметили ратников, благополучно ожидавших нас на тропе. По моим меркам мы прошли около трех километров. Причина остановки сразу прояснилась без лишних слов. С нашей тропы уходило разветвление. То есть еще одна, не менее утоптанная тропа уходила на юг. То есть до какого-то момента по нашей тропе кто-то шел, затем свернул. У меня сразу мелькнула догадка - дополнительная группа, которая была с нами, ушла прямым ходом в Тремени. Нам остается только двинуться за ней. Я глянул на Лока, он спрыгнул со страусонога и уже осматривал следы. Выглядел он озадаченно, для моего предположения. "Какого черта...", -послышалось знакомое ругательство Лока.
- Похоже, по нашей тропе прошлись... Интересно.... Не менее восьми человек.
Тор поправил.
- Пятнадцать. Четыре страусонога.
Лок прищурился.
- Юнтовские, больше некому.
Я предположил:
- Караван в Тремини?
Лок усмехнулся.
- Ага, пятнадцать человек... практически на легке. Это Псы, Ретро. Ты ведь их по запаху должен чуять, нет? Псы Аканга решили устроить рейд по лесу, тем более они знали что мы идем в эту сторону и воспользовались нашей тропой. В Тремини они не ходят, незачем. А вот поохотиться на туземцев запросто. Рабов много не бывает. Это точно не разведка, целый взвод вооруженных Псов...
Последнюю фразу Лок произнес задумчиво. Разговорчивых в нашем отряде было мало и я решил продолжить распросы.
- Ну и что? Они нам, как я понимаю, не враги? Пройдем по их тропе, насколько это возможно.
- Не враги? Да в этом лесу вообще можно собственную маму замочить, никто ничего не скажет ... и не узнает. Так... они думают что мы ушли на запад. Если поймут, что кто-то есть рядом, начнут долбить на всякий случай. Договора у нас никакого не было. Нам бы вообще ни с кем не встречаться. Ладно, двигаемся по их тропе, это ускорит наш путь. Что там паук?
Я посмотрел на терминал.
- Он в трех километрах, примерно. Все чисто.
- Ага, вот и веди его на юг. Немного пройдемся по их тропе, затем свернем восточнее. За нами они точно не пойдут, только удивятся нашим петляниям. Главное собачек не злить и не бегать у них перед глазами. Они скоро раздолбают какое-нибудь поселение и с добычей, медленно двинутся обратно. Нужно только этот момент не проморгать.

Теперь мы шли на юг. По натоптанной тропе у нас получалось не плохо, не смотря на то, что снег был тут  менее плотный и подтаявший. Лес вдоль тропы был совсем редкий, Локу это явно не нравилось. Если бы не разведка пауком, то мы вряд-ли двигались бы по этой тропе, а скорее прокладывали бы новую в самой гуще растительности. Через километров пять мы практически догнали паука и решили приостановиться. Кроме того тропа стала заворачивать на запад - явный признак, что псы дошли до места своего разбойничьего налета. Лок сказал, что дальше мы возьмем чуть восточнее. Однако, используя паука можно быстрее и безопаснее пройти несколько километров строго на юг. Местность там более открытая, судя по картам Лока, но удобная для быстрого перехода. Тем более, что уже пару километров нарастал небольшой наклон вниз. Таким образом мы могли бы подразогнаться на равнинном спуске и сильно сократить свой путь. Правда, после этого спринта нужно будет свернуть опять в лес, чтобы не быть на виду.

Пока паук проделывал путь вперед, мы немного отдохнули. Лок еще раз объяснил наш план и мы продолжили путь. Выйдя к спуску, Лок внимательно все осмотрел в бинокль. Он потратил по меньшей мере минут двадцать на осмотр местности. Ему в этом помогали ратники, все внимательно всматривались в редкий лес, простиравшийся далеко вниз по склону. Пока ратники глазели во все свои приборы, мы с Шерманом немного перекусили. Заодно я выпил таблетку адаптанта, эти серенькие квадратики стремительно сокращались.
Интуин зашевелился, это происходило всегда, после принятия таблетки. В этот раз я почувствовал какие-то сигналы от него. Это меня насторожило, интуина не всегда можно понять, но попытаться стоит. Я прислушался к сути странного ментально-чувственного контакта. Это не было похоже на тревогу, опасность, предупреждение. Нет, скорее интуин просто что-то или кого-то чувствовал. Это было где-то неподалеку. Я повернул голову в сторону леса,откуда мы пришли. Мне даже показалось, что я увидел чей-то взгляд. Я понимал, что это невозможно, скорее это особенность восприятия информации от интуина. Но я ловил себя на том, что смотрю в точно определенном направлении. То есть я смотрю точно на кого-то, кого не мог увидеть обычным зрением. И более того, этот кто-то сейчас смотрел на меня. В какое-то мгновение я вдруг даже увидел себя. Как бы издалека, со стороны, куда я смотрел. Мурашки пробежали по телу. Шерман меня дернул за плечо.
- Ретро, ты чего?
Я перевел взгляд на него. Шерман внимательно смотрел на меня. Я медленно помотал головой.
- Ничего. Что-то не так?
Шерман сглотнул.
- Да так. Просто ты как будто увидел кого...
- Показалось.
Шерман потер замерший нос, и неожиданно сказал каким-то дрогнувшим голосом.
- У тебя цвет глаз поменялся, опять...
- В смысле?
- Ну вот. Сейчас, ты смотрел куда-то, внимательно так... А когда повернулся, я вижу у тебя глаза... ну такие желтые что-ли...
- У меня?
- Ну да. А пока говорил с тобой, они опять голубые стали. Я такое первый раз вижу.
- А ты не болен часом?
- Да ну тебя, Ретро. Я в общем-то врач. Знаешь, мы делали как-то кошачие глаза. Было такое, буквально две операции ратникам. Выглядит я тебе скажу страшновато, но у них глаза всегда были одинаковыми. Тебе операцию по зрению делали?
- Что то вроде того.
Шерман кивнул.
- Не люблю я это. Всякие эти вживления... как-то не по себе.
- А я-то думал ты к этому привыкший.
- В плане операцию там сделать, вырезать, пришить... В общем все как обычно. Но вот видеть как что-то инородное функционирует в человеке мне не нравится. Всегда почему-то кажется, что это может повлиять на мозг, на личность, что человек вроде как уже и не совсем человек. А с нечеловеком рядом может быть небезопасно.
Я усмехнулся.
- Не боись, не загрызу. Да и вообще, мне кажется, что опаснее человека ничего быть не может.
- Ну это ерунда. Мы все люди и у нас нет фобии по отношению к таким-же как мы, а вот к принципиально иным существам...

Нас окликнул Лок.
- Все в порядке, идем.

Мы начали спуск. Сначала широкими шагами, а затем и рысью, мы стали быстро передвигаться вниз по склону. Снега здесь было не много, возможно из за быстрого таяния на открытой местности и ветра. Мы шли, нет, скорее бежали уверенно и быстро. Это был самый скоростной участок нашего пути. На какой-то момент мне показалось, что я узнаю эту местность. Хотя, сложно было сказать об этом с уверенностью. Ведь я переходил Юнтовский лес только один раз, восемь лет назад. И было это летом.
Спуск закончился редколесьем, а  метров через четыреста начиналось большое белое пятно ровного снега. Это было небольшое замерзшее озеро, которое со всех сторон обступила тайга. Озеро, казалось налилось солнечным светом. Ровный снег горел щедрыми лучами полуденного солнца. Мы стали продвигаться вправо, наметив скорый вход в густой ельник. Паук, которого мы почти догнали, полз через озеро. Я решил задать ему более восточное направление. Выставляя траекторию на терминале, я заметил некоторые тревожные показатели. В частности, паук уловил звуки идущие с юга. Я остановил паука, пока ничего не говоря Локу. Вскоре Паучок зафиксировал более отчетливо приближающийся звук. Я остановил Лока:
- Лок, похоже с юга гости. Возможно на какой-то технике.


Лок подал знак и ратники принялись быстро окапываться. они разгребали снег, усаживали страусоногов. Лок всматривался через бинокль в сторону противоположной стороны озера. Один ратник быстро взобрался на дерево и замер. Мы все затихли в ожидании. Паук уже подавал вполне конкретные сигналы - по направлению к озеру двигалось два объекта. Послышался звук мотора и из леса показались два подобия снегоходов. Они задержались у выезда на открытую местность, наверняка изучая заросли на предмет опасности. Лок дал знак всем максимально прижаться и вести себя тихо. Немного погодя люди на снегоходах выехали на середину озера и там остановились. Паук был в непосредственной близи от них и я мог получить скромные фото на свой терминал. Их было четверо. По двое на каждом снегоходе.  К снегоходам были прицеплены небольшие сани. Из оружия заметил какие-то винтовки. Лок внимательно смотрел в бинокль. Через какое-то время, он подал знак ратнику и тот достал две рации. Поставив громкость на минимум, он принялся менять частоты. "Сканирует", -подумал я. Через минуту, мы уже слушали голоса из рации.
- ... порядок, все спокойно, мы на месте. Как поняли?
- Сова, вас понял. Будем через полчаса.
- Вас понял. Ждем. Конец связи.
Лок выглядел злым. Он посмотрел на часы, затем повернулся ко мне:
- Ретро, подгони-ка еще одного паука к низовью спуска, откуда мы пришли.

Я подполз к своим вещам и вытащил чемодан с пауками. Пока я вытаскивал паука, думал о том, что скорее всего скоро будут еще гости в этом месте. Вернувшись к Локу, я подал сигнал, что все сделал. Лок кивнул. Выпросив бинокль, я всмотрелся в наших гостей. Люди на озере  спокойно о чем-то говорили. Один откинул капюшон и я увидел аккупатно выстриженный панк красноватого оттенка. Обладатель легкомысленной прически смеялся и прикладывал к губам самокрутку, выпуская в чистое небо знакомый зеленоватый дымок. Еще двое сидели, вальяжно развалившись на санях. Один, высокий, в длинной аккуратной дубленке и меховой, хвостатой шапке сидел на снегоходе. Похоже он был за главного. Расстрелять этих не прошенных гостей, как мне показалось, было бы совсем не сложно. В случае заварушки, им не за что было бы спрятаться, кроме своих снегоходов. Я решил спросить Лока:
- Работорговцы?
- Да хрен его знает, дельцы какие-то.
- Как думаешь, кого они ждут?
- Скорее всего псов, их частота.
- Рабов продавать? Странно, Псы обычно не торгуют...
- Они и не умеют... ничего кроме насилия. Тут что-то другое... Не будем гадать. Нам бы уйти по тихому, да место неудобное... лес прозрачный.
Незаметно подползший Шерман вставил:
- Лок, может вы их просто завалите и мы не будем ждать развязки?
- Утомились, Шерман? Сзади подпирает взвод псов, на выстрелы придут Отэшники. Вы хотите поразвлечься в затяжной лесной перестрелке на тридцать стволов?
- А если выйти на связь с юнтовскими?
- Обнаруживать себя стоит лишь в крайнем случае. Главное, чтобы псы на нашу тропу не напоролись. Псы ленивые, есть надежда, что они срежут путь. Переждем.
Лок сделал знак Тору и тот достал винтовку с оптическим прицелом. Он аккуратно положил ее в снег перед собой.
- Будем держать все под контролем. Потеряем час, зато целее будем.

Ждать пришлось недолго. Совсем скоро к озеру с запада вышел отряд в знакомых белоголубых омоновских куртках. В бинокль можно было разглядеть одинаково сытые и наглые морды, под растянутыми на лысине черными шапочками или касками. Псы, небрежно осматриваясь, вываливались из леса и шли к снегоходам на озере, раскачиваясь как быки и болтая свесившимися руками поверх автоматов. За ними тянулась вереница свежепойманных рабов. Туземцы были для надежности связаны одной веревкой, кто за пояс, кто за запястья. Отдельной кучкой шли молодые туземки, они не были связаны, лишь изредка их подталкивали грубыми тычками двое псов. Не вся группа вышла из леса, на краю озера остались торчать несколько фигур в синем камувляже, устроивших перекур и несколько нагруженных горбов страусоногов.

Встретившись со своими компаньенами на середине озера, начвзвода псов поздоровался с фигурой в длинной дубленке. Четверых дельцов интересовали молодые туземки. Их быстро вытолкали вперед. Произошел беглый осмотр товара. Предводитель повертел лицо каждой, заставил открыть рот, осмотрел десна и зубы. Одна туземка воспротивилась такому отношению, но срочно была поставлена на место. Рука панка схватила ее за волосы и заставила наклониться вперед, ниже пояса, приведя ее в крайне неустойчивое положение. Она что-то кричала и размахивала руками. Но в таком положении причинить вреда она никому не могла. Панк смеялся, держа ее за волосы одной рукой, а очередную самокрутку с канком в другой. Он спокойно покуривал и ждал пока она успокоится. Стоять же было трудно и она опустилась на колени, вздрагивая то-ли от рыдания то-ли от холода. Панк отпустил волосы угомонившейся строптивицы и осмотр продолжился.

Псы вообще не обращали внимания на этот процесс. Большинство просто стояли с безучастными лицами, покачивая бычьими шеями из под автоматного ремня и умилялись весеннему солнышку. В конце концов были отобраны четыре девицы. Двое мужчин спокойно и без лишних грубостей подвели их к снегоходам и усадили на сани. Предводитель покупателей передал какой-то сверток начальнику псов. Это было неожиданно и странно. Тот даже не посмотрев, что находится внутри просто одобрительно кивнул. На его лице даже не мелькнула тень любопытства или просто интереса к свертку. Он даже не перестал что-то жевать. Лишь сплюнул и что-то рыкнул своим псам. Сделка была завершена, ее участники торопились вернуться к своим делам.

Неожиданность. Настоящая неожиданность, это когда бдительность твоя, и без того неусыпная, приведенная в полную боевую готовность, вдруг вздрагивает, как мальчишка пойманный за руку взрослым дядей в самый неподходящий момент. Мое восприятие наверное приняло несколько необычную для меня форму. Нет, я ничего не почувствовал, что позже показалось мне странным. Интуин безмолвствовал и даже не предпринял никакого шевеления в момент, когда прогремели выстрелы. Я как будто стал видеть одновременно с нескольких позиций. Причем, сказать точно, что я это видел,я не могу, скорее просто знал, знал достоверно точно. Я знал, что выстрелы были сделаны людьми, которые давно держали участников переговоров в оптическом прицеле. Я видел, как мощный кинетический удар выломал ребра и вышвырнул прочь внутренности одного из псов. Второй выстрел лишь сбил еще одного - пуля попала в броник. Почти одновременно с этим  псы начали валиться на землю, сопровождая этот маневр оглушительными очередями калашей. Справа я услышал размашистое ругательство Лока. Но матерился в этот момент не только он...

Медленнее всего реагировала приехавшая на снегоходах четверка. Лишь вожак сразу рванул к снегоходу, но вовремя распластался возле, уходя от автоматной очереди. Другой уже был мертв и повис на руле второго снегохода, еще один раненый заполз за снегоход. Из леса раздавались автоматные очереди, каждые несколько секунд выстреливали снайперы. Псы, оставшиеся на краю озера  были тоже атакованы. Видно было лишь как затряслись елки от щекотания пулями. Псы находились в очень неудобном положении, их количество стремительно сокращалось. Однако в какой-то момент, уже по команде начвзвода, прогремели ответные выстрелы из подствольников, ломая деревья со сторы нападавших. Кто-то догадался бросить дымовую гранату и часть дальнего берега озера заволокло белым дымом. Начвзвода скомандовал отступать, псы поднимались, тянули раненых и прикрывались туземцами. С последним маневром псы угадали, огонь по туземцам почему-то не велся. Юнтовские вояки, оставшиеся с западной стороны озера стремительно отступали, поджимаемые плотным огнем противника.

Воспользовавшись моментом, дельцы тоже вылезли из под снегоходов и попытались уйти на них. У вожака быстро получилось завести свою машину. Он тут-же направил ее прочь от бойни, на другой берег. Двое других рванули к оставшемуся снегоходу. Но навстречу им, из дыма вдруг показался человек в бронированном костюме. Почти одновременно выстрел свалил одного из дельцов. С прострелянной грудиной он рухнул в снег не добежав нескольких метров. Экипировка у человека в броне была на самом высоком уровне. Бронированные зеленоватые щитки, шлем, даже забрало. В руках он держал мощную пушку, по моему дробовик, стреляющий очередями. Бегущий к снегоходу второй делец вовремя отпрыгнул в сторону, за ним последовала очередь из дробовика. Из дыма стали показываться еще люди, вооруженные калашами. Однако, стреляли они аккуратно, видимо стараясь не задеть туземцев. Начвзвода был ранен в ногу, он полз прикрываясь туземцем, до выхода в лесополосу ему оставалось с десяток метров. Успешно удравший с поля боя на снегоходе незадачливый покупатель выскочил с озера и двигался по направлению к нам. Но его снегоход застрял на выезде и он спрыгнул в снег. Псы тоже вжимались в редколесье, отступая в нашу сторону. С запада их натурально поджаривали из огнеметов. Роща уже пылала в этом месте.


Пока еще мы не были обнаружены, ни атакующими, ни псами. Но было ясно, что вот-вот придется раскрыть свое присутствие. И тут я вдруг отчетливо почувствовал опасность, недвижимый до сих пор, интуин зашевелился. Мой взор обратился на восток. Из за перестрелки невозможно было услышать, что с востока на нас быстро двигались люди на чем-то шумном... ну конечно же, на снегоходах. Двигаясь достаточно быстро по редколесью они собирались нанести сокрушающий удар в спину отступающим псам. Их было... шестеро, приближались они все равномерно, но шли на расстоянии друг от друга. Тревога нарастала. Не теряя времени я дернул Лока к себе и стал быстро говорить. Необычно, но я как будто не видел в это время Лока, хотя смотрел ему в глаза. Перед взором было некоторое эфемерное представление движущихся прямо сейчас на нас снегоходов.
- Лок, тревога! На нас с востока идут снегоходы. Предположительно шесть, идут рассредоточено. Будут вот-вот.
Лок даже ничего не переспросил, было понятно, что он безоговорочно верил мне. Он тут же подскочил к сумкам, достал "секиру" и побежал вглубь леса распоряжаясь на ходу.
- Угроза с востока, на снегоходах. Рассредоточиться. Тор иди на перед, заройся. Пропустишь мимо, стрелять вдогонку. Мы начинаем по твоему выстрелу, работаем транками. Разбегайтесь по максимуму.
Тор побежал на восток, три ратника и Лок на север. На ходу Лок что-то еще нажимал на кнопки рации. Я чувствовал, что времени подготовиться почти не оставалось. Вот-вот должны были показаться снегоходы. Я сам пробежался вглубь редколесья и замер за большим стволом дерева. Интуин вылез из предплечья и обвил руку, готовый к броску. Сердце забилось часто и взволновано, хотя буквально только что я чувствовал себя спокойно. Ах да, до меня дошло - интуин был уже вне моего тела и поэтому, я был брошен в стихию обычных человеческих чувств. Кроме того, я перестал чувствовать передвижение врага. Но некоторые сигналы о том, что они близко все же как-то доходили до моего восприятия. Скорее всего, это была некая телепатическая связь с интуином, который продолжал подавать сигналы. Сигналы эти конечно отличались от тех, которые я мог чувствовать. Теперь я просто понимал, что происходит. Все это было для меня новым опытом, я лишь запоминал и подмечал детали на лету, для обдумывания их после.

Осторожно выглянув  из за дерева, метрах в ста я увидел мелькание снегохода меж деревьев. Этот может пройти не далеко от меня. Я вытащил свой пистолет. С него не много толку, особенно если эти ребята тоже обернуты в стальные пластины бронекостюма. Однако, в упор, с близкого расстояния, возможно, можно причинить вред.  Интуин соскользнул с моей руки и исчез где-то на дереве. Он почувствовал движение еще кого-то, с севера стремительно передвигались три объекта. Быстро и бесшумно. Интуин знал, что они не являются угрозой для нас. "Значит подмога все таки...", - мелькнуло у меня в голове. Я был ближе всего к Тору, значит стрелять он будет в того, что едет на меня.

Все началось с выстрела из снайперки Тора. Затем еще один выстрел, мотор снегохода сбросил мощность, водитель разворачивался. Я вышел из за дерева, передо мной, на расстоянии метров двадцати разворачивался снегоход. На нем, покосившись, сидел вояка в бронекостюме. Тор уже его ранил. Я прицелился и сделал два выстрела. Неустойчиво восседавший, вояка свалился со снегохода и тут-же в ответ дал очередь из пистолета автомата, что был у него в руке. Бил он наугад, ни одна пуля не прошла ближе пяти метров, однако я нырнул за другое дерево. Послышался гул разряжаемого лазера и взрыв снегохода. Противники замешкались. Интуин подавал сигналы... они сменили тактику, остановились и стали медленно двигаться в сторону Лока. Тор пробовал отвлекать их на себя редкими выстрелами из снайперки. Но противник организованно брал Лока в кольцо. Стрелять быстро секира не могла, окруженный Лок замер в ожидании помощи.

Сброшенный мной на землю вояка пытался заползти обратно на снегоход.Дерево, за которым я спрятался, он держал на прицеле и мне не нужно было выглядывать, чтобы узнать об этом. Но сесть на снегоход он так и не успел. Интуин за несколько секунд задушил бедолагу. Наверное он был как минимум удивлен, заметив невероятно быстрое скольжение черной полоски по снегу и последующее сдавливание шеи эластичным и упругим шнуром под шейными щитками. Я подбежал к снегоходу, у валявшегося трупа забрал пистолет- автомат, нашарил еще одну обойму за поясом. Прохладное скольжение в руку ознаменовало возвращение интуина. Страх и волнение постепенно затихли. Я почувствовал что происходило сейчас возле Лока. Враг методично обступал место, где он прятался. Хотя рядом находились еще ратники, они выжидали, когда снегоходы подойдут ближе. Но главными действующими лицами этой сцены оказались вовсе не они.


Быстро перемещаясь пружинистым шагом ,еще восточнее, три высоких фигуры заходили в тыл к снегоходам. Это были настоящие хищники, в которых осталось совсем не  много от людей. По всему мне стало ясно - это рептилоиды. Переговариваясь каким-то еле слышным  птичьим стреконием, они еще и чувствовали друг друга, как я интуина. Интуин их тоже чувствовал, и это чувство передавалось мне. Я вдруг понял, что смотрю глазами одного из них и чувствую остальных. Их атака была мгновенной и согласованной. Не смотря на расстояние, разделявшее их и противников, а также мягкий снежный покров, рептилоиды демонстрировали поразительную скорость атаки. Оттолкнувшись от деревьев на старте, они одним прыжком оказались возле противника. Маневрируя с поразительной скоростью, они внесли хаос в строй врагов. Сблизившись рептилоиды сначала выстрелили из транков, приделанных к руке и тутже вошли в ближний бой. Используя длинные ножи на своих руках, выбрасываемые по необходимости специальным  механизмом, рептилоиды орудовали как мясники, находя уязвимые места в броне своих врагов. Один из вояк успел дать очередь из дробовика, но рептилоид отпрыгнул в сторону за доли секунды от выстрела. Вояка попытался взять в цель рептилоида еще раз, но опять безуспешно. Третьей попытки хищник ему не дал. Несколько секунд и отрезанная голова бойца отлетела и воткнулась в снег. Расправившись с нападавшими, рептилоиды по знаку Лока быстро удалились в лес.


Лок и ратники поспешили на свои позиции. Все обошлось без потерь. Выстрелы с запада приближались к нам, псы отступали. По всему было понятно, что мы будем вскоре обнаружены. Лок подал знак и двое ратников перебежками от дерева к дереву ушли в сторону надвигающихся псов. Через озеро, ближе к нам, выбежали несколько атакующих в бронированных костюмах. Видимо, потеряв связь с восточной группой окружения, они собирались перерезать путь к отступлению псов непосредственно перебежав озеро. Получалось, что они двигались точно на нас. По выражению лица Лока было понятно, что некая граница пассивного ожидания в нашем окопе уже была пройдена. Он подал знак и Тор прошелся тремя выстрелами из снайперки по ничего не подозревавшей группе перехвата. Один вояка упал раненый, остальные залегли. Лок уже держал в руках громоздкую лазерную пушку, а низкочастотный звук говорил о нагнетании заряда. Пушка загудела и выдала мощный луч, который буквально располовинил стоящий на озере снегоход. Топливо воспламенилось и мощным взрывом раскидало части техники в стороны. Вояки спешно отступали обратно в лес.

Воспользовавшись моментом, из сугробов показался уже узнаваемый красноватый хохолок панка. Он побежал прочь от бойни, в нашу сторону, но ему пустили очередь вдогонку и он свернул левее. На его беду недалеко полз раненый начвзвода псов. Он быстро отпихнул от себя труп туземца и хромая поспешил наперерез панку.  Мощный удар руки начвзвода, остановил движение панка, как если бы тот встретил стену в этом месте. Раненый, но грозный начвзвода, извергая отборные маты и угрозы, под канонаду выстрелов, умело развернул панка  лицом от себя, цепко вцепившись рукой в красноватого ежика на голове.  Управляя головой панка за хохолок, как джойстиком, начвзвода заставил его отступать лицом к противнику. Панк орал как резаный и вращал бешено глазами, однако он был надежно скован железной хваткой пса, а голова его была задрана к небу. В какой-то момент он всетаки сумел выхватить нож и воткнуть его в ногу предводителю псов. Тот перехватил его за руку и продолжал отступать. Наконец, когда оставались последние шаги, Панк дернулся от попавшего в него выстрела и сполз вниз. Начвзвода оттолкнул бесполезное тело и скрылся за сугробом, израненный но живой он продолжал ползти в лес.

Теперь и мы включились в бойню. Двоим ратникам, которых послал Лок, удалось войти в контакт с разъяренными псами, почти не прибегая к насилию. Выкрикивая заветный позывной "Зеленый код" и держа нож у горла одного из псов удалось вложить простой факт в их головы - сзади свои. Ратники помогали отстреливаться в  от наступающих с запада огнеметчиков. Горевшая роща дышала жаром, похожий на черный снег, пепел летал над озером. Тор и еще один ратник держали озеро с восточной стороны, не давая нападавшим взять всех в кольцо. Предводитель псов все таки дополз до своих. Их медик уже что-то вкалывал ему в ногу.

Сбежавший с поля боя и единственный оставшийся в живых, покупатель рабов добрался до места, где мы окопались. Чтобы избежать лишних недоразумений, Лок сразу вырубил его из транка и втащил в окоп. Когда я посмотрел ему в лицо, то узнал в нем Шило. Это был критовец, который со своим напарником еще восемь лет назад взялся сопроводить меня из Тремени в Алтан. Там, должен был ждать меня Угорь. Тогда я еще ничего не знал ни об Угре, ни о РА, и вообще, сомневался, что мне стоит идти с этими курьерами. Но выбирать не приходилось, ведь меня выкупили из заключения на глиняном карьере в Тремени. Тогда судьба распорядилась иначе и я не встретился с Угрем. На караван, с которым мы шли, напали, и пока бандюганы разбирались, я ускользнул от своих курьеров. Поразительно, не изменив привычки заниматься опасными делами, Шило смог дожить до сегодняшнего дня. Удачливый парень.

Ситуация выглядела патово. Усиленные с востока нашей группой псы прекратили отступать и заняли убедительную оборону. Надвигающийся огонь был единственной неприятностью. Однако деревья здесь росли редко и процесс распространения пожара происходил медленно. Стрельба теперь была не такая интенсивная и стали слышнее стоны раненых, мат и переговоры между псами. Судя по всему, псы не знали кто их атаковал, но клялись "вырвать им ноги по самые уши" за столь дерзкое нападение.


Вскоре до нас добрался начвзвода псов с двумя сопровождающими. Начальник выглядел устало. Раненый, истекающий потом, он передвигался только с помощью бойцов. Однако, увидев нас он оскалился улыбкой:
- Хе, Лок, как я понимаю? Сошлись наши дорожки, спасибо шо прикрыли. Псы Аканга. Я стопервый, или просто Волдырь, нач второго взвода.
- Да, я Лок. Мы наткнулись тут на вашу бойню случайно. Кто атакует?
- Вот это, бля, большой вопрос! Никогда такого не было в этих местах. На республику не похоже, да и не за чем им.
Лок кивнул.
- Оснащены круто, может, волкодавы?
- А, эти беспредельшики из Тремини... я шо-то слышал о них, но зачем на нас нападать?
- Может на связь выйдем с ними? Эй, ребят, возьмите частоту республиканскую.

Послышалось хрипение рации. В эфир пошли позывные. В ответ раздался неторопливый голос, показавшийся мне знакомым.
- Юнтовское быдло уже хочет сдаться?
Волдырь ответил:
- Ты хто такой, мудила?
- Волкодавы на связи. Я Скат. Ты за главного?
- Ну я. Ты вообще знаешь, хто такие псы? Мы ж ...
- Чо хотел?
- Ты ответишь за эту...
- Это все?
Лок вмешался:
- Говорит Лок, мы логовцы, включились случайно в вашу разборку. Какие преследуете цели? Как я понимаю, у нас ничья, можем надолго тут зависнуть.
- Логовцы значит. А я думаю, кто прикрыл задницу псам... Патронов на вас жалко, но вот топлива для огнеметов у меня полно. Спалю вас всех нахуй в этом лесу и не потеряю ни одного бойца.
- А чего добиваешься-то?
- Зачищаю местность от работорговцев.
- Мы не работорговцы. Юнтовские военные тоже не работорговцы.
- Сидели бы у себя тогда на жопе песики  и не совались в эти леса. Мне пох кому яйца отстреливать, незачем соваться с рабами на мою территорию.
- Идейный? Слушай, мы все поняли. Давай разойдемся, мне так вообще это все не интересно. Нас в Тремени ждут, причем со всем официозом. А ты тут такое гостеприимство демонстрируешь...
- Логовцев с официозом? Такого не бывает.
- Поверь, случилось. По головке тебя республика не погладит если нас завалишь.
- Ладно... Передай юнтовским, чтобы больше не промышляли здесь рабами. У себя пусть делают что хотят, а здесь моя территория. Мы уйдем, предупредим ОТэшников, они вас встретят, если вы в Тремини. Юнтовские пусть хромают до дома, преследовать не будем. Выдвигайтесь не раньше чем через час.

Так закончилась эта затяжная бойня. Псы зализывали раны, Шерман помогал раненым. Спустя некоторое время, юнтовские снарядились в обратный поход. Оставшиеся в целости трофейные снегоходы приспособили для перевозки раненых и отправили вперед всех. Остальные медленной процессией, подгоняя перепуганных рабов двинули по натоптанной тропе в темнеющий вечерний лес. Странно, я даже не подумал в этот момент о рабах, рабстве, несправедливости. Слишком насыщенным оказался вечер.  Наш обездвиженный трофей - Шило смог говорить уже спустя час. Он постоянно повторял, что заплатит нам любые деньги, если мы его доставим в Тремени. Меня он не узнал. Не было сил и желания с ним говорить, мы просто связали его и забросили на страусонога. До Тремени оставались считанные часы.